«Тут у нас приют убогого пиита...»

Re: Рассказы от zvezer'a

07.10.2015 13:15

Фанат, ты что? Офанарел? Творишь разбой и беспредел?
Твоя Задача – за Тимуром Прилежным Оком наблюдать.
А ты – дорвался до Поэзы. Что ты творишь, Поэзы Мать?
Приказ – держать с тобой связь. А ты тут крутишь выкрутась.
Товарищ Белаш недоволен – твой стих не столь уже проворен.
Свяжись с Рамзесом, не филонь. Отставь словесности гармонь.
Смотри – нагрянет злой Куратор – увидишь Знойный Улан-Батор.
Мундирчик скинешь Голубой – и поприветствуешь Конвой.
Не пощадят твои Седины – стаж пропадёт твоей малины.
Крота сюда – найдут другого. Блюсти Приличия основы.
Слетишь с Разбитого Корыта – Конторы Лавочка закрыта.
И будет Орган Ветеран – кусать обгрызенный стакан.
Ещё. Построй по росту Клаку. А то похоже на Клоаку.


На День рождение Главного Чекиста.

Никогда я не стану майором

КАПИТАНИАДА.

Рассказывая вам правдивые байки своей героической биографии – честно признался, что я – капитан. Правда – не дальнего плаванья. И даже не ближнего. Я, вообще, птица – сухопутная. Тот ещё гусь. И звание капитана – армейское. С соответствующей записью в военном билете. Который хранится в секретном месте – в военкомате города Петрозаводска. Еле упросил взять. Шоколадку дал тётеньке. Таллиннскую. Калевскую. И та – не устояла перед нашим совместным обаянием. Теперь я там в виртуально-задокументированном виде хранюсь. В секретном архиве. Но подписки о неразглашении – не давал. Поэтому всё разболтаю. Я бы и так это разболтал, даже с распиской. Потому что язык без костей. Нет у меня в нём твёрдых убеждений, цементирующих мозг обетом молчания. Ну, я начал. Разглашаю.

История моего капитанства началась ещё в Политехе, на военной кафедре.
Мы там проходили курс молодого бойца, чтобы стать потом бумажными лейтенантами.
Родине нужны были защитники неба, чтобы спокойно спать в кремлёвских кабинетах.
И пугать цифрами американцев. Они-то считали нас настоящими, идиоты.
В отличие от циников с военной кафедры. Те нам цену знали – мы годились лишь для обслуживания «надувных» ракетных комплексов. В качестве массовки. Типа пассивных помех.
Тем не менее, нас дрючили – обучали военному делу. Вдруг там, какая комиссия из Москвы, или какая-нибудь войнушка с Америкой или Китаем – а мы совсем лохи: где лево, где право – не знаем. Опозорим Красную Армию, родную кафедру и её полковнико-преподавательский состав. Своей безграмотностью в военном деле. Дрючили нас, как правило, – без большого энтузиазма. Поскольку эти вояки чуть ли не все были подполковниками.
Практически – потолок. Можно не дергаться, на всё плевать и спокойно встретить старость.
И полковничью пенсию. Редкий подполкан долетал до полкана.

Ну а уж если долетал – так это был вообще душка-человечек. Типа полковника Терехова.
Я не видел счастливее и добродушнее человека. Совесть не позволяет называть его полканом – он мне тройку ни за что поставил. На его месте подполкан Чистяков впилил мне два балла, приговаривая: «Курсант («курсант» – это я, нас так на кафедре обзывали) – вы отвечаете не то. Это – во-первых. А во-вторых – неправильно. Два балла.» Сделал мне полный отсос.
Ну, не совсем полный. Полковник Терехов сказал своё веское слово, и мне впили трояк. Полковник не хотел кафедре репутацию портить. Лимит отсосов вышел, меня амнистировали. Но с позором. Я позор не пережил, сессию дальнейшую завалил и без стипендии остался.
Что послужило уроком – дальше уж я у них был отличником. Смыл своим пОтом позорное клеймо дебила, навешенное на меня подполканом Чистяковым. Реабилитировался, чтобы потом дослужиться до капитана. В отличие от сокурсников – те выше старлея запаса так и не прыгнули. А я – целый капитан. Жаль, конечно, что не майор – это я рано в Эстонию уехал, чтобы Родине изменять напропалую.

Но вернёмся к нашим подполканам. Среди них были очень приличные люди.
Например – Штерин. Наш куратор. И по-видимому – еврей. Судя по фейсу и ухватам.
Он нам устроил такие месячные сборы в Пярну в разгар курортного сезона на пляже – честь ему и слава! Ура! Ура! Ура! Чтоб он стал Фельдмаршалом и Генералиссимусом!
Но вряд ли прокатит – евреев туда не очень-то берут.

Прищепа, веселый украинец, тоже прозябал в подполковниках. Без особых перспектив. Поэтому радовался жизни, как мог. Особенно – землякам. Читает список «курсантов», знакомится. О! Чудно! Прямо расцветает, не Прищепа – а Розовая Клумба:
«О! О! О! КОнОшенкО! КОнОшенкО – ты хохол?»
Коля Коношенко встаёт, отвечает: «Нет, я русский.»
Прищепа рыдающим голосом: «Садысь, КОнОшенкО… Садысь, КОнОшенкО. ДВА БАЛЛА.»
Публика ревет в восторге, чуть ли не аплодирует. Только Коля не радуется с коллективом.

«Русский» Коношенко, став инженером-физиком – остался голым теоретиком.
Принимал себе ванну, смотрел себе телевизор. Одновременно. Не вылезая из воды.
Только настройки крутил. Мокрыми руками – прямо в телевизоре.
Чтобы повысить качество изображения. Допереключался… Царствие ему небесное…
Ну, хватит о грустном, ещё пока не все умерли. «Ще не вмерла Украина…».
Надеюсь, что и Прищепа жив и – генерал! Пусть даже Украинской Армии.
Мне не жалко.

Колю только вспоминаю – может он зря русским захерачился – оставался бы себе украинцем – может и пронесла бы нелегкая. Но он принял трудную участь.
Быть русским – это не каждому еврею по силам, не говоря уже о хохлах.
Тут надо иметь железные нервы и и мегаомное сопротивление.
Чтобы держать удары судьбы и электрического тока.

Такие люди у нас на военной кафедре были. Среди младшего офицерского состава.
Рвущиеся вверх . Твёрдо устремлённые. Например, капитан Четин.
Который во всех наших студенческих разговорах фигурировал с определением из трёх букв.
Тех самых. Не буду вас развращать неизвестностью. Те, что дети пишут на заборе, а болотные бандерлоги – в бюллетене. Про Путина. Подполкана ЧеКа. А Четин – тогда капитаном был. ПВО, но тоже мудак. И трёхзначное определение к нему намертво прилипло. Некоторые так и считали, что он украинец – Четинхуй. И всё равно не любили. И везде – выцарапывали.
Иногда – в самых неподходящих местах. Где-нибудь на секретном генреаторе несущей частоты, под пломбами. Открывают для регламента – а там – здравствуйте, Четинхуй и никуда от него не деться. Навязчиво предлагает свои услуги.
Рекламирует мощь Красной Армии и её ПВО.

И я тоже стал коллегой этого пресловутого Четинхуя. Капитаном. Но много позже.
После сборов. Не Пярнусских, с псевдоевреем Штериным. Подполковником-Гениалиссимусом!
Я про них ещё напишу. Тогда нам только лейтенантов запаса развесили на погоны. Бумажные. Липовые, как и всё это мероприятие – военная кафедра. Ввели ЦК КПСС и ЦРУ США в заблуждение. Для разрядки напряжённости с позиции силы.

Эти, решительные сборы я в Шуе, под Петрозаводском, на лыжах откатал. Волков там пугал, пока местный егерь не запретил. Сказал, что он меня сам лично подстрелит, если я ему ещё раз буду дорогу перебегать на волчьей тропе. Я спорить не стал – Закон Тайга и Егерь вместо Прокурора. Шмальнет – и своим же волкам скормит. Барин такой на «Буране» с рысьей шкурой и карабином наизготовку. Ковбой Севера.

Вместо лыжных прогулок стал в футбол с народом играть. С остальными партизанами.
В валенках – на снегу. Тоже занятие. Физкультура на свежем воздухе. Очень способствует.
Для аппетита – чтобы армейское меню поперек горла не стало. Ешь их изыски и сырой луковкой закусываешь. Как Буратино – Чипполиной. Аромат варева заглушить.
Чтобы не стошнило. И не испортило остальным нелегкие армейские будни.
То есть всячески себя сдерживаешь. Самовоспитание.

А за это – награда. Хоть к ней и не стремился. Увиливал – но попался.
Но сначала попал на эти сборы.

«Были сборы недолги. От Кубани до Волги мы коней собирали в поход…»
А мне не то, что коня – зубной щётки не дали взять. Сказали на работе, в Институте Геологии – явиться в военкомат по вопросу учёта. И вот здесь – распишитесь, в присутствие начальника Отдела Кадров. А также здесь, здесь и здесь. Мы Вас предупредили. Ничего такого страшного – сходите, отметитесь – и сразу на работу. Я им и поверил, лошара.
Припёрся в военкомат с утра пораньше – чтоб не тянуть этого дохлого кота за хвост.
Жене ничего не сказал об этом случайном эпизоде в моей жизни. Явился натощак, без денег.

С паспортом и военным билетом – как просили. Их у меня изъяли – вот повестка, однодневные командирские курсы. Тут же в машину – и к черту на кулички, в Бесовец.
Там нас уже ждали – срок добавили. И переодели в партизаны – два месяца сборов в Шуе.
И не в самой, а на точке. В глухом лесу. Посреди зимы и снега по пояс. С живыми лосями на единственной дороге. С армейской связью – барышня, Смольный. Только вместо барышни – срочник из Средней Азии. Слабо понимающий русскую речь из глухого леса. За много километров от цивилизации – Бесовца и Шуи. Мать его ити. Без зубной щётки, в шинели и кирзовых сапогах с тридцатиградусным цельсием за бортом – это какая-то очередная неудачная Финская война.

И главное – никто не знает где я. Жена потом рассказывала – обзвонила всё.
Когда я к полуночи с работы не явился. За мной такого раньше не водилось.
Работу, больницы, милицию обзвонила. Вытрезвители. Морги – их несколько на Петрозаводск. Даже в военкомат брякнула и моему начальнику Калинину уши прожужжала.
Ничего не помогло. Я канул. И воскрес только в два часа ночи. В шапке ушанке с кокардой, жидкой шинели образца 1941 года, но с лейтенантскими погонами. В широких галифе и узких кирзачах с портянками. Герой Советского Союза. Голодный, трезвый, злой как чёрт на этих долбоклюев и любящий свою супругу. Не слинявший налево в поисках развратных приключений. Приехавший за зубной щеткой, тёплыми вещами и пожрать.
За целый прошлый день – впервые. Устроили, суки, Великий пост.
Рамадан посреди зимы.

Тут мою супругу чуть Кондратий не хватил. Решила – что война и мобилизация. Только сын радовался что у него папа – солдат и поедет на войну. Воспитание у него было детсадовское. Идеологически выдержанное – в патриотических тонах. А нас просто отпустил командир части – он идиотом не был. Попросил только явиться утром, не подводить его. Мы и явились – с зубными щётками, с теплыми вещами, жратвой на первое время – чтоб не переблеваться с непривычки. А я ещё и лыжи приволок. И валенки – на резиновом ходу. Одел – и больше не снимал. А кирзачи их – нахер выкинул.

Чудно кстати, провели время. Лыжи – по волчьей тропе. Пока егерь не возбух. Футбол, телевизор – «Семнадцать мгновений весны.» Три раза на день. Выучили наизусть. Продукты в части – сожрали. Сортир – ну, вы не маленькие. Уделали навсегда. Как Карельский Перешеек.
Хорошо, что зима. И снегом этот позор замело. А к весне – нас выпустили. И денег дали. За службу Родине в ПВО. А в мае прилетел Матиас Руст и всё ПВОшное начальство разогнали. Так им и надо. Некоторые сейчас утверждают – провокация ЦРУ США. А нас засунуть в эту жопу – чья провокация? Черчилль-сука, покойник, воду замутил? И всё там засрал, скотина?
И волков развёл?

О! Главное то я забыл! Как я дослужился до капитана на этом карельском курорте посреди волков и лосей. Нам в конце службы – когда мы «Семнадцать мгновений» знали как «Отче наш» – выдали бумагу и ручки. Написать на себя характеристику. Начальник – то ли писать не умел, то ли ему вообще лень было на сорок рыл сорок бумаг писать – нам это удовольствие предоставил. Как людям грамотным и ответственным. И образец дал, только предупредил:
– Тут написано: «Достоин присвоения очередного звания» – так вы это – не пишите.
Так вот. Я это и не стал писать, как просили. Написал – заслуживает присвоения внеочередного звания – капитан. Прикололся. Хорошо, ещё не штурмбанфюрер. Сдержался, хотя «Мгновениями» был под завязочку пропитан. Пожалел их чувства.
Указал ещё только, что характер нордический, стойкий.

Переоделся в гражданку – и больше к ним ни ногой. А им и не до меня было – Руст им всю легенду поломал, сел на Красной Площади. В общем, там запахло керосином, всем всё стало до лампочки. Всё тамошнее начальство нахер поснимали. Соколов сталинских. Колдунов ПВО. Очко-втирателей брежневских. Чтоб не щелкали – а блюли обещанную бдительность.

Сам я бдительности не терял, игнорировал все армейские позывы. Но отловили. Через тот же Институт Благородных Девиц и Геологии. Силком повестку в руки – и в Военкомат.
А там – лица счастливые. Военком – руку жмёт. Поздравляет – Вы – капитан!
Подмигивает заговорщицки – Мол, за какие заслуги? Ну ладно, не говорите, мы люди военные.
И так всё понимаем. Удачной дальнейшей службы! И снова подмигивает.
Сказал ему: «Служу Советскому Союзу!» Что я ещё мог сделать?
Подмигнуть ему, как пидор пидору?

А тот не унимается: " Вы в Конторе Глубокого Бурения работаете?"
А глаза такие ласковые! И надежды в голосе.
– Нет – отвечаю – в смежной области – Институт Геологии. Филиал. Академия Наук.
Голый теоретик.

Чтоб не подумал этот придурок, что я чего-то бурить умею. Чтобы не заслал на сборы в какую-нибудь дыру – дыру бурить. С них станется. В Пярну, на тех ностальгических сборах, сварщик-эстонец делился со мной секретами военного мастерства: Мол, узнали в военкомате, что – сварщик-асс – и стали регулярно таскать на военные сборы. В партизанское народное ополчение. «Лесные Братья». Чинить поломатое военное хозяйство. Ремонтировать эту бездонную жопу. Искупать вину предков. Заваривать дыры военного бюджета. "Этот майор Бондаренко – такая змея!". В том смысле – умная очень. Хозяйственная. (Эстонцы с родами путаются. У них в – эстонском языке – нет этих половых излишеств.)

В общем – я выкрутился. Военком только чуть посуровел от такого ответа. Вижу – напрягся. Задумался, хозяйственник, – где ему буровика найти. Для прокручивания новой военной дыры. Перестал мне подмигивать по-дурацки. Панибратские нотки из голоса убрал.
Шутки кончились. Посерьёзнел: "Желаю успехов на службе Родине!"

– И вам того же. – А про себя подумал: "Не дождётесь. Служите сами. Хрен я ещё к вам сюда приду. Только под конвоем. Хрен я вам что бурить буду. И не соблазняйте. Бурите сами, раз так приспичило. Что хотите и где хотите. Хоть пальцем в жопе. Только попадите сначала. Нашли геолога. Меня и так из-за ваших волков чуть не пристрелили. Достаточно мне вашего "капитана". Никогда я не стану майором."

И ещё подумал – а если бы я штурмбанфюрера вписал – неужели бы присвоили?

Союз потом очень быстро накрылся медным тазом. Несмотря на всю мою сомнительную службу. А капитаном – я остался. Запаса. Типа – как бронепоезд. Только – надувной.
Как и всё – в нынешней России.

«Броня крепка и танки наши быстры.
И наши люди мужества полны.
Вперёд идут еврейские танкисты –
Своей Великой Родины сыны.»

Это вполне такая бодрая песенка. Для финала этой незамысловато-правдивой капитаниады.
Некоторые слова в ней – народные. Мы распевали её в славные студенческие времена при распитии. В тесном интернациональном кругу. И ещё слушали Окуджаву. Среди прочего – «Бумажного Солдатика». Будущие бумажные лейтенанты запаса. Кстати, инженеры-физики – тоже бумажные. Как показала правда жизни. Судя по биографии сокурсника, убитого в ванне электричеством из телевизора. Но я-то, лично, для себя, урок из этого – извлёк.
К телевизору больше – ни ногой. Ни ногой, ни рукой – вообще не прикасаюсь – вдруг вдарит по мозгам. А меня лишь два полушария головного мозга на всю больную голову.
Из бесперспективной, миролюбивой России тоже уехал. Подобру-поздорову.
В милитаристскую Эстонию. На ловлю званий и чинов. По воле рока был заброшен.
Карма свою положительную роль сыграла.

Но и здесь, в этой «Европе» – живого электричества до смерти боюсь.
На всякий случай. Голыми руками не трогаю. Чего включить – жену прошу.
Я ей – доверяю. У неё – рука легкая и Карма – счастливая.

Поскольку я умный – и капитан. Живой. Пока. Секретный, бумажный. Но от вас – секретов нет.
Можете трезвонить. Всё равно я не стану майором. Поскольку опять получу внеочередное звание. Стану, как Путин – подполканом. И не расти трава.
А может ещё и почётного штурмбанфюрера дадут.
Буду получать двойную пенсию. И жить на море.
Ловить рыбу по нечетным.

В мутной воде. Сомнительной Истории. Госсударства Росийскаго, Эстонскаго и прочая и прочая и прочая ...

Это я – о Португалии мечтаю. Размечтался... Размахнулся... Один раз её увидел – и на всю жизнь – португалец.
Типа Володи Тристана.

Re: Рассказы от zvezer'a

07.10.2015 20:13


Герой, напрасно не флуди:
В "Известия" писать иди.
Другой роится здесь народ -
Никто твой опус не прочтет.

Re: Рассказы от zvezer'a

03.09.2016 04:01

Всем привет. Надеюсь все живы. И в своём уме. Но сильно не обольщаюсь. Для вас.

Монтаж Железа

Стоит бутылка-непроливайка. А ну, налей-ка! А ну, поддай-ка!
Стоит бутылка. В ней бренди "Торрес". Закрыта крышкой. Какая горесть...
Возьмём руками – железный ножик. Изрежем пробку – с гримасой рожи.
Свободный Бренди – нальёмв стаканчик. Хлебни, попробуй, Хороший Мальчик!

Хлебнул два раза – и сразу сбрендил. А был – Хорошим, почти что Денди!
Пошла по жилам – Испан-Зараза. Хлоп всю бутылку – и до отказа...
Плевать на Вашу, с утра, работу. Вам – Понедельник – а мне – Суббота!
Гуляй, Рванина! Рули, Монтана! Устроим Кипеж! Поднять стаканы!

Гонца отправим – искать Добавку. Гуляй, Монтажник! Садись на Травку!
Пощёлкай Клювом, Небритый Птичка! Эй, Рыбка Жирный – свисти Синичкой!
Проффесор Хмурый! Почисти перья! Стоп, Коматозник! Ты вне доверья!
Шары залиты – Эрзац-Отравой. Что было Левой – то стало Правой.

Где было Майна – вдруг стало Виру. Киряй, Монтажник! Высотник Сирый...
Железный Йухан – отправлен Нахуй. Зря, Саня с Васей – тут дали Маху.
Сидят скучают, Львы–Тигры в Клетке. Эй, Где там Герман, с его Рулеткой?
Где развернуться – и бросить Кости? Где Стол Зелёный – с Заморским Гостем?

Болты Бригада – крутить не хочет. Потупив Глазки – Невинность корчит.
Заглохла Стройка Великих Буден. Орёт Начальник, грозит дать в Бубен.
Орал Сын-Марков. Гебридов Чудо. Сын Генерала. Орал Верблюдом.
Перстом Грозящим Руки Небритой – махал Парм Лысый. О Рио-Ритта!

Всё, Братец Кролик – попался Лису... И Глаз Недобрый. Совсем не Киса...
"Какой охальник – споил Бригаду? Лежит железо! Уволю, Гада!
Где Эта Птичка? Подрежу Крылья! Угрозы Сказка – Щас будет Былью!
Всё вырву нахер! И взад не вставлю! Ты переполнил – Терпенья Каплю!

Ты есть Засранец – Хороший Мальчик. Порву три Раза – как Тузик Зайчик!
Ты – разложился. Ты Болт не крутишь. Шиш заработал – и Шиш получишь!"
А я на Травке – сижу примятой. Желез Монтажник – невиноватый...
Зачем подсунул – Непроливайку? Плесни Три Капли – Больному Зайке...

Кончай базарить, твоё Железо! Уже трезвею, – в подъемник лезу!
В подъёмной Люльке – Дерьмом болтаться... Монтаж Высотный Металла, Братцы!
Тот Хэви Металл – таскал как Бобик – Монтажник Бедный и Алкоголик.
И не скатился, и не сорвался. Под вопли Парма – работать рвался...

"Сорвали Гайку! Панель упала! Раззява-Сварщик – сними забрало!
Что наварил ты – развесил Сопли! Жуть Мустамяэ! Проклятье Копли!
Опять Халтура! Из Жопы руки! Не докрутили! Не по Науке!
Смотри, как надо – держать Монтажку! По Объявленью – Алкаш Шарашка!"

Но тут у Крана – стрела слетела. Тиль-Уленшпигель включился в Дело –
Амур-Василий, с Монтажной Лаской. Балда прикрыта ГолУбой Каской.
Стрела от Крана. Стрела Амура. Как мухобойка. Такая Дура.
Стрела от Крана – с огромным Гаком. Меня, Мальчоночку, – накрыла Мраком.

А я не струсил. Судьбе не слился. Стрелою Васи – я не накрылся.
Под Гром Железа, под Грохот Гака – стал в Дупель Трезвым. Скакал Сайгаком.
Сменилась – поза. Эмоций – лишка. А Сварщик Бледный – менял Штанишки.
Тряслись Поджилки в Падучей – Танцем. Живым остался – но стал Засранцем.

Игра-Рулетка. Сегодня выжил. А завтра, может, отбросит лыжи...
Сидит и варит себе Железок – а сверху сбросят – Трубы Обрезок.
Тут не поможет ГолУба Каска – Сварной обряжен в Намордник-Маску.
Не слышат Ушки, не видят Глазки. Кипит Железо. Воняет Краска.

Пробьёт Головку – Обрез Металла. Не щёлкай, Сварщик своим Забралом!
И ты, Монтажник, не щёлкай тоже. Ах, Соловей, мой – с Испитой Рожей!
Не щёлкай клювом, Бескрылый Сокол. Лететь в Щебенку – не так далёко.
Похмел Жестокий – сверх всех приличий. И нету крыльев, у Божьей Птичи.

А Парм, как Коршун, по Стройке кружит. И хоть Эстонец – с Балдою дружит.
Найдет, Паршивец, Дефект-Халтуру – и проявляет – Свою Натуру.
"Не дотянули – Мать Вашу Гайку!" И кроет Матом – МонтАжа Шайку.
Мандраж по стройке. Мандратапупа! Всё под Контролем. Под Парма Лупой.

И все трясутся. И Гайку тянут. И воплям Парма – Душой внимают.
А Парм, как Птичкам, насыпет Крошек. Такой Душевный. Такой Хороший.
Давай, Начальник! Порадуй Душку! Российским Словом, Эстонский Пушкин!
"Мой Папа Марков – Дружбан Андропов! Олигофрены – идите в Жопу!"

Ах, Шарабан Мой, Американка! Монтаж Железа – Судьбы Изнанка!
Такая Карма. И воля Рока. Знакомство с Пармом – Саам Пророка.
Но были Плюсы, не только Вопли. Удары Солнца. Мороза Сопли.
Я Крышу чистил – Послу Китая. Есть чем гордиться – Судьба Такая!

Среда Эстетов и Юмор Тонкий под Небом Серым Чухон Сторонки.


Бандьера Росса! Рэд Куло Гроссо!

Avanti o popolo, alla riscossa, Bandiera rossо, Bandiera rossо!

Сидит Монтажник – вверху Комарик. Железо ставит, а не кимарит.
Сидит Комарик, не точит носа. А нос краснеет – Бандьера Росса!
Внизу маячит – Планеты Шарик. Орёт Монтажник. Пищит Комарик.
Почти не слышно. Ручонкой машет. Летит Железка. Ах, Матерь Вашу!

Волшебным Краном – взлетела Ферма. Монтажник ловит – Дурак наверно.
Её хватает – и гайкой крутит. Бабах! На месте. Добавить Жути!
Летит вторая – Струной играет. Комарик бедный Струну болтает.
И с ней играет, и с ней трясётся. Под Синим Небом, под Жарким Солнцем.

Под Снегом Белым, и в Дождь и в Слякоть. И не пописать. И не покакать.
Гроза прольётся. Мороз прихватит. Железо гнётся. И Кран не катит.
Засыпет Снегом по пояс – Крышу. А он фигарит – надрывно дышит.
Железо ставит. Сам с Красным Носом – Бандьера Росса! Эйл Насо Росса!

Вам по Секрету – чуток Эзопа. Прав Парм Кипучий – Вся Стройка – ЗОПА.
Я в этой "Зопе" торчал Червонец. "Гранд Куло Гроссо". Виват, Чухонец!
Зад – отморожен. И нос – морковкой. Торчит – краснеет, без упаковки.
Пролетарьяту – Привет от Босса – Гранд Куло Россо! Пизелло Гроссо!

Гранд Куло Россо – Предвестник Рая. Асхол Европы – не выбирают.
Предверье Рая. Ворота Ада. Где Сорок Гурий? Нет? И не надо...
Большая Жопа жить с Красным Носом. Рэд Куло Гроссо! Гранд Насо Россо!
Вот Рай настанет – закончит Стройку. На грудь Полбанки – Эх, Птица-Тройка!

Он Носорогом пройдёт все Точки. Нальётся Пивом Хмельным из Бочки.
Свернёт Рулетку. Устроит Бучу. Фингал под Глазом – что может лучше?
Свети Прожектор! Где Рая Кущи? Где Семки-Лавки? Щас будет плющить!
Фонарь Лиловый над Красным Носом. Лучи Виола! Гренд Насо Россо!

Санта-Лючия! Лучи Виола! О, Бамбардия! А завтра – в Школу!
Мать-Стройку Вашу! Монтань Железу! А я не хОчу – и не полезу!
Мне Школа Жизни – осточертелла. О, Сеньорита! О Синдерелла!
Пускай не Принец, Монтан Высотный, Но Дух Высокий – и не Бесплотный!

А Сорок Гурий? Вопрос неясный. Вот навернётся – Порой Прекрасной –
Тогда узреет, но будет поздно. Конец на Стройке промёрз серьёзно.
Какие Девки? Остаться б с Носом. Пизелло Россо! Эйл Насо Росса!
Бандьера Росса! Эйл Насо Россо! Гранд Куло Россо! Гранд Куло Гроссо!

Аванти Херо! Алла рискоссе! Аллах Херр Гроссе! А Хер раскосый!
Бандьера Росса! Мутанде Россо! Гранд Куло Россо! Пизелло Гроссо!
Херо Монтанья! Монтадзё Херо! Конджоламенти – Гранд Куло Херров!
Бандьера Росса ла трионфера! Всем будет Жопа! С Огромным Хером!


Для шибко ленивых:
Бандьера Росса – Красное Знамя.
Насо Россо – Красный Нос.
Гранд Куло Россо – Большая Красная Жопа.
Гранд Куло Гроссо – Большая Толстая Жопа.
Рэд Куло Гроссо – Красная Толстая Жопа.
Гранд Каццо Россо – Большой Красный Хер.
Пизелло Россо – Красный Хер.
Мутанде Россо – Красные Труселя.
Лучи Виола – Фиолетовый Фонарь.


Игррра

Пурга бушует. Царит ненастье. На Стройке Вася. Нет в Жизни Счастья.
А было Время... И были Силы... Тогда и Зайцы – Траву косили...
Героем Вася был Таллинн–Града. И вот Героя – нашла Награда.
Зашёл в КазИно Монтажник Редкий. Игра. Игрушка. И Жизнь – копейка.

Нажал чего-то. За что-то дёрнул. Поймал Удачу – Фортуны Полной.
Джекпот у Васи. Гремят Жетоны. Пришла Победа – и нет Препоны.
И не на Суше. И не на Море. Волна Удачи. Ни капли Горя.
Виват, Гроссмейстер! Ливонский Орден! Гудбай, Мать-Стройка! Прорвались в Лорды!

Система–Чудо – Игры открыта. Пляши Ламбаду, О Рио-Рита!
Скачи Оленем, Мычи Коровой! Система – Чудо! Для Жизни Новой!
Стучится Пепел Клаассом в Сердце. В Рай открывает, Монтажный, Дверцу.
Алмазом–Глазом Подход замечен. БазИлевс Вася – Венцом увенчан.

А глаз у Васи – Вильгельма Телля. Давно набитый. Высокой Целью.
Прицел в Ломбарде – за Грош заложен. А глаз набит был – совместно с рожей.
(Тиль Уленшпигель с Вильгельмом Теллем в Балде Монтажной – слились Коктейлем.
Ах,Телли-Тили – Траль–Вали Поэг травил Монтажнэг и Землероэг).

Но не попёрло. Пропала Пруха. С Когтистой Лапой Пришла Старуха.
Старуха Жаба. Судьбы Изнанка. Был Стол Накрытый – и нет. Подлянка.
Суровой Кармы, Судьбы Отмашка. Суровой Дланью – сжимает Пташку.
Переменился Фортуны Ветер. А Вася – Глупый – и не заметил.

Ушла Тельняшка. Ушли Штанишки. Осиротела Жены Сберкнижка.
Слиняла Легкой Походкой Пруха. И на Старуху – нашла Поруха.
Тиль Уленшпигель – вдруг промахнулся. Хотел как лучше – но лоханулся.
Ах, Шарабан мой, Американка! Ломбард закрылся. Финал Гулянке.

Лабаз закрылся. Замок повешен. И нет Резервов. Он – Бэзутэшэн.
О Век Монтажный! Такой Короткый! Стрелой промчался – Надежды Робкой...
Финал гулянки – Фингал под глазом. Как некрасиво – ходить под Газом!
Вдрызг проигрался. Что было – сплыло. Пора готовить – Верёвку–Мыло...

Но – удержался. На табуретке... Реторн ту Стройка. Бой-Птичек в Клетке.
Горбом работать – до Крышки Гроба. И Глаз подбитый. Точнее – оба..
Хозяин Добрый – вновь выдаст Робу – Интеллигенту Высоколобу.
Сандаль–ботинки. Штаны–Кальсоны. Перчатки–Варежки. Щи–Макароны...

Зашит Монтажник. Бюджет заштопан. Кредит подвешен. А Нал – ухлопан...
Пурга бушует. Царит ненастье. На Стройке Вася. Нет в Жизни Счастья.
Поднял Железо – и нажил Грыжу. Но – жив Курилка! Вцепился в Лыжи!
Копыта целы. Их – не отбросил. Стал Волос редок... Да! Проматросил...

А было Время! И Плешь не тёрла! Водою Водка текла в то Горло!
А было Время и были силы! Тогда и Зайцы Траву косили...
Джекпоты – валом. А Бабы – Роем. Монтана рулит! Лафа Героям!
Игра, Игрушка... И жизнь – пол кроны... И Мат Отборный... И Макароны...

Судьбы Подарок – был расхерачен... Кредит Доверия в Звезду – потрачен.
О Век жестокый! О Век Железный! Подайте Грошик – Вам – бесполезный!





Топ-Модель Мару-Маруся. Довольно Полная.

"Я помню Чудное Мгновенье – передо мной явилась ты..."
Александр Сергеевич Пушкин.


"Маруся" фирма – Монтаж Железный. А я несчастный. Я – бесполезный.
Я бесполезный Продукт Эпохи. Всему учёный, да видно плохо.
Я плохо вижу, я плохо слышу. Возьми ,Начальник, меня на Крышу.
С Овцы Паршивой сорви Клок Шерсти. Я рухнул с Дуба, Невольник Чести.
Жена, детишки. Все хочут кушать. Нужна копейка. Ну, две. До кучи.
Высот не страшно, себя не жалко. Работать буду – не из под палки.
С задачей справлюсь – болты на гайку. Возьмите, Граждане, в Монтажа Шайку!
Шараш Монтажный, Монтаж Железный. Куда ты прёшься, Чудак Болезный?

"Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы.
Опоры Кровли. Столпы Железа. Волшебной Фермы – Отцы–Терезы.
Тарзаны Стройки. Дельцы Прогресса. Рулетки Гордость. Герои Прессы.
Где – что упало. Кого накрыло. И чьё Хлебало – Асфальт разрыло."

Начальник "Мару" меня взял в Долю. За Медный Грошик – я продал Волю.
Шараш-Монтажник, костюмчик новый. Со Скрыпом Корочки. Прикид Суровый.
Голуба Каска, ООНа морок. Как Буратине – мне Ключ на сорок.
А мне за сорок. И даже боле. Мальчонкой бегаю, справляюсь с Ролью.
А Парм-Начальник – Алкаш Зашитый. И Жизнь–Поганка, кусок Самшита.
Из Жопы руки мои, как грабли. Под что заточены – скажу вам вряд ли.
Слова плохие, и Мат на Мате. Монтаж Железа – совсем не "Пати".
Шараш Железный. Монтаж Высотный. Куда ты прёшься, с Ладошкой Потной?

"Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы."

Одни Дебилы, Одни Отбросы. Я там вписался. Но Мат – отбросил.
Ругаться Матом так некрасиво. Биндюжник будто. Иль Мерин Сивый.
А я не Мерин, Монтажник Бравый. Какие Маты? О,Боже Правый!
Меня в "Баптисты" определили. Христос Прибитый сегодня в Силе.
И уважают Его – Монтаны. Перед Рулеткой, подняв Стаканы.
Герой Каркаса и Крыши Юзер. И Крест Злачёный – висит на пузе.
И Цепь Златая на шее Дуба. А Кот Учёный – вот-вот Даст Дуба.
Железа Горы. Высот Монтаны. Я Монте–Негро. От Солнца Пьяный.

"Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы."

А Парм Крикливый, а Парм Хороший. За сбор Железа – пропишет Гроши.
И Чёрным Налом – Щепотку–крошку. Чтоб шевелили Извилин БОшкой.
Чтобы таскали – всю Жесть по Крыше. Чтобы Пармушке – Лимончик вышел.
А кто Халтурит, а кто зазнался – того прижмурит, чтоб опасался.
Задавит Криком, Могучей Глоткой. Уволит Нахер. Расчет короткэй.
По объявленью – найдёт Дебилов. Триста Спартанцев – для Фермопилов.
На эти Фермы – Засранцев бросит. Те кроют Жестью И "Купоросят".
Высот Монтаны. Алкоголизмы. Перо вам в Крылья. И в – Попу Клизьму.

"Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы."

Отбор, как Дарвин – по Крыше мчится. И кто не выжил – тот не годится.
А чьи Коленки – трясутся в Страхе? Под Зад коленкой – идите наххер.
Вас здесь – не видел. Вас – не стояло. И заберите – своё Бухало.
Тот навернулся. А тот схалтурил. Тот придавился – по Страшной Дури.
Тот не вписался. А тот напился. По Краю Жизни шёл – и провалился.
Тот надорвался. Тот нажил Грыжу. Таская Ужас–Жесть – по скользкой Крыше.
Шараш Монтажный. Текучесть Кадров. Падучесть, пьючесть. Дань Минотавру.
Алкоголизмы. Тырнациналы. По Объявлению – расчёты Налом.

"Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы."

Нить Ариадны – Троса и Стропы. Монтажка, Каска. И Детство Жопы.
Оно играет – Ключом стучится. На Сорок Гайка – Ночами снится.
Монтажный Пояс. Корткий Стропик. Подъёмник–Ужас. Монтажник–Клопик.
Ах, Шарабан Мой! Моя "Маруся"! Железный Монстр! А я не трусю!
Монтажа Шайка – Народ Серёзный. Синдром Похмельный навис Угрозой.
Синдром Игральный, Синдром Падучий. Синдром Летальный и Придавучий.
Такие Кадры – Жуть Голливуда. Герои–Сталкеры. Бой Чуды-Юды.
Тырнациналы. Родная Скрепа. Чего бы подтибрить? Начистят Репу...

"Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы."

Падучий Птичка и Рыбка Бухлый. Толян–Водитель Киянки Тухлой.
Короткий Вова – Монтажный Трактор. И Сварщик Юный – Макс–Мозго–Фактор.
И Сварщик Старый, Кипучий Вяйно. Игручий Вася – Бой–Хлопец Гарный.
Сибирский Юхан – с Ногою Битой, с Большим Обрезом – от Кайтцелита.
Илья Летучий – Жестянщик Жести, Железа Скрепа – в Секретном Месте.
Швед–Коматозник – в Кругах известный – Всей Необъятной и Поднебесной
Ругачий ЦЫган, с Такой же Мордой. И Анти Тихий, и Алар Добрый.
И Пан Олейник, Лосём Сохатый. И Парм Оральный, Истошник Мата.
Родная Скрепа. Родное Слово. А кто без Матов – тот не подкован.

"Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы."

Интербригада, от Разных Наций. Собрались в Фирму – Огнём Играться.
Крутить Болтами. Тянуть Железку. Космполиты, но без Довеска.
Евреев мало. Ну, скажем нету. И Парм Истошный – меня внёс в Лепту.
Я упирался, но бесполезно. Народа Голос – звучал Железно.
Зачислен в Списки. Забит в Скрижали. Я – согласился, меня дожали.
Продал Исаву – Честь Первородства. За Чечевицу – обрёл Сиротство.
"Баптист" до кучи. И – "Наш Разведчик". – Еврей, бля, с Придурью. – Того не легче.
Родное Слово. Звучит Картечью. "Бесаме Мучо" – едва ль залечит.

"Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы."

Юссь, Саня–Ваня, Бой–Туры–Зубры – спасли Оленя Хибинской Тундры.
Пасли Оленя, учили Птаха. Алкан Оральный – не смог затрахать.
Ильич, как Птичка, порхал над Стройкой. Не дал засунуть – Отброс в Помойку.
Приют Убогий Эстон Чухоцев – Сверкает Жестью – под Мордой Солнца.
Я сдал Экзамен. Я Кот Учёный. По Крышам лазал, Гад Обречённый.
Как подходящий для Жизни Роли. Вериг Железа и Пота Соли.
Проффесор Дохлый, сверлить учёный, по Крышам Жесть сверлил – сверлом кручёным.
"Бесаме Мучо", моя "Маруся". Шараш Монтажный. А я – не трусю.

"Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы."

"Маруся" фирма – Монтаж Железный. А я несчастный. Я – бесполезный.
Начальник "Мару" меня взял в Долю. За Медный Грошик – я продал Волю.
Рассею продал, как Птах Порхатый, хоть в Этом Деле – не виноватый.
А Парм–Начальник – Алкаш Зашитый. И Жизнь–Поганка, кусок Самшита.
Из Жопы руки мои, как грабли. Под что заточены – скажу вам вряд ли.
Слова плохие, и Мат на Мате. Монтаж Железа – совсем не "Пати".
За пять копеек – освоил Роли. В Краю–Чужбине, Чухон Юдоли.
Шараш Монтажный. Монтаж Высотный. Взлетел Высоко, Саам Залётный!

"Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы."

***
Мороз и Солнце, Дожди и Бури – Спасли Мальчоночку – от Разной Дури.
Мозги прочистил, окреп, не спился. Тут Добрый Ангел – ко мне явился.
Отправил в Дойчланд – хлебнуть Европы. И вырвал Наххер из этой Жопы.
Привет, Монтаны! Я Кот Учёный. Ушёл Налево. Петлёй Кручёной.
Вам баю Сказку. Вам мяу Песню. Монтанам "Мару"– Поры Чудесной!
На Лукоморье – опять вернулся. Вновь приблудился. Чудь приобулся.
Опять взял Ключик, Отвертку в зубы. Я Кот Учёный. Привет, Вам, Зубры!
Моя "Маруся"! Монтаж Железа! Бесаме Муче! Мой Арш над Бездной!

"Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы."

Тоска–Забота – вновь Сердце гложет. Подайте, Граждане – кто сколько может...
Монтаж–Монтёру Шараш–Монтажки, Поэту Гордому и Божьей Пташке...
Налейте рюмку, а лучше – Кружку – мне "Торрес" бренди – как Няне – Пушкин.
А я не Пушкин, не Маяковский. Не домогайтесь – я не таковский.
Не сбаю сходу Хвалебной Оды – Сеньорам "Мару". Монтаж–Уродам.
ПолОжил Грошик – и насладися – Моделью–Топой, Монтажный Кися.
Спою в Три Горла – Котом Учёным – Монтанам Бедным и Удрючёным.
Бесаме Муче! Мой Арш над Бездной! Гляди Бодрее, Герой Болезный!

"Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы."



Больтшоу Шестоу Чуйство


ШЕСТОЕ ЧУЙСТВО.

Не Кочегары, не Землекопы. Монтажной Люльки – Модели–Топы.
Опоры Кровли. Столпы Железа. Волшебной Фермы – Отцы–Терезы.
Тарзаны Стройки. Дельцы Прогресса. Рулетки Гордость. Герои Прессы.
Где – что упало. Кого накрыло. И чьё Хлебало – Асфальт разрыло.

Стрела от Крана – Стрела Амура. Разит внезапно. Железка–Дура.
Шестому "Чуйвству" Монтан обучен. Всё – "Чуять Жопой". На Всякий Случай.
Чуть Горький Вестник – Сигнал Тревоги, про Приключенья – и руки в ноги.
Сайгаком Резвым. Ужом Вертлявым. Тарзаном Шустрым. Путём Корявым.

Бежит Зиг–Загом Монтан Убогий. Из Жопы руки, из Жопы ноги.
Балда оттуда – не вылезала. Из той же Жопы – растёт Хлебало.
Зато живучий, привычный к Жести. Бегун по Фермам, Невольник Чести.
Конец Страховки. Ремни в обтяжку. Любитель Горькой Стакан-Рюмашки.

Железки мимо Балды – Кошмаром. Всё чует Жопой. Таким Макаром.
Шестое Чуйвство. Второе Счастье. Монтан–Искуство – Высокой Страсти.
Летите Птички. Плывите Рыбки. Еще пол–литра. Герои Цирка.
Герои Драмы. Герои Стройки. Тут не бутылки – искать в Помойке.

Тут не Компьютер – десяток "жизней". Кирдык – и нахер. Кровищей брызни...
Чтоб не случилось Несчастья Жизни – Шестое Чуйство. И нету Тризны.
Все Стройки Века – Восьмые Чуда – Монтан Безродный – пахал Верблюдом.
За Малый Грошик – в сравненье с Риском. Последним Писком – на Тропке Склизкой.

Горб наживая. Мотая жилы. Спасибо "Чуйству" – пока что – живы.
В Пупке есть Болтик. Загадка Тайны. Искать Отвёртку – Судьба Монтанья.
Болта Крутилы. Винтилы Гайки. Ловцы Рулетки. Травилы байки.
Балтийских Пляжей Модели-Топы – в командировке от Пенелопы.

Коньяк–Бухалы. Метаксы–Бренди. Киянки Старой – Монтажный Денди.
Столбы Бетона. Столбы Железа. А я не пьяный – и не полезу.
Я чую Жопой – что будет Жопа. Итог с Шопеном – без Фотошопа.
Картиной мрачной – Блином в Лукошко. Всё, Колобочек. Анфас Лепёшкой.

Ушёл от Деда. Ушёл от Бабы. От Внучки, Сучки, от Куры Рябы.
Целы Яички – не грохнул Дедка. Пописать можно – и без Пипетки.
Хирург глумился. Живот изрезан. Осталась Жопа. Монтанья Деза.
Но вот Отвёртка – в Руке Творилы. Откручен Болтик. Иссякли Силы.

Упала Жопа и раскололась. Две Половины. За что боролись?
Шифровки "Зорге" – Шестое Чуйство. Мой Вклад в Культуру – Мандаж Искуйства.
Шестое чуйство – на Пятой Точке? Вы правы, Доктор. Диагноз точный.
Не мануалю. Лежу, стреножен. И в место Жопы – Глас слышу Божий.

Глаз натянули на Жопу, Франту. Подбили Глазик Сапожным Рантом.
Очки сияют Зелёным Блеском. Покой и Воля. Конец Бурлеска.
Пропали Чуйства. Забыты Страсти. Отбита Жопа. Фингал Мордасти.
Фаллоса Символ Забор отметил. Да. Погуляли. Есть Жизнь на Свете.

И Света тоже – на что похожа... Тут Джентльмену – молчать пригоже...

Re: Рассказы от zvezer'a

15.01.2017 00:25

И снова Здравствуйте!
Начну с Нового. Пока горит Костер Желаний. Ещё тепленькое и не сильно остывшее. А потом уже будем развлекаться Минувшим, но животрепещущим. Навострите Ваши уши и бинокуляры.
Раз-Два-Три - Поехали! Оп-ля!

Полный Трамп Пам Памперс
Алексей Звезер
ТРАМП ПАМ ПАМ.


Под Трамп–Вай! попал Пиндос со своей Культуркой. Хижин Черного Барака запалён Окуркой.
Дома Белого Барак – сделали Трампунктом. Инвалидов по уму – Фирменным Продуктом.
Шанс Отменный у Руси – Совладенья с Янки. Отче Наш, ежи еси! Плач и Визг Тальянки.
Машка сразу завелась – вместе с Маргариткой. Захарачив Манифест с Путанской Улипкой.

Полюбила Трамп–Пампоши Шевелюру Рыжую. Зацени Трампошка Деву, брось Мелань Бесстыжую.
В Белый Дом введи Подругу – Ледей своей Первою, Бело-Рыженький Трампончик, охмурённый Стервою.
След от Черного Барака вытри в Белом Домике. В Пепел разотри Путану и Медведя–Гомика.
Будем жить с тобой, Красава, Мира Властелинчики. Полюби меня, Шалаву, и не будь Скотинчиком.

Голубь Рыженький Трампоша, я твоя Лебёдушка. Прикорми же, Дон Любезный, дай ДоллАра Зернышко.
Полюби Святую Русь, сделай исключение. Рыжей Шерсти с тебя Клок – Моему Влечению.
Кинь Америку Трам–Пончик, сделай Ка – Разрядочку. На Руси получишь Орден, под Картошки – Грядочку.
Ляди Русские балдеют, празднуют Победушку. Щас без Визы, Самокатом, Дон, подъедут Девушки.

Трам Пам Пам Пам. Трам Пам Пам. Трамп – пора по Бабам. Птицей–Стерхом – к Небесам. На Галеры – Крабом.
Сан Франциску – Огород. Экс Козлу – Капусту. Трампа – Тромбом в Хаус Вайт. Лоджией Прокрустой.
Русский Ганди торжествует, льёт Кирилл Елею. Подставляй Амеро Гордый – под Трамп Понты – шею.
Есть Надежды – Троя–Русь – снова возродится – Есть таперича Трамп–лин – Сказочной Жар–Птицы.

Вера есть и есть Любовь. Нет Святой Софии. Холодеет в жилах Кровь, ждет Стамбул Мессии.
Заждался Йеруссалим, заждалась Аляска. Выше знамя, Третий Рим. Шастай без Опаски.
Орден Ленина – Трамп Дону. И Звезду Героя. Есаульский чин с квартиркой. "Ладу" с геморроем.
"Взят без боя Белый Дом. Подселился Рыжий. Всем – очередное званье." Подполковник Киже.

Под Трамп–Вай! попал Пиндос со своей Культуркой. Хижин Черного Барака запалён Окуркой.
Шанс Отменный у Руси – Совладенья с Янки. Ах, Ты, Господи прости! Мать Кузьмы – Полбанки!
 

ПОЛЕ ПЕРЕБРАНКИ.
                               
Трамп назначен Президентом – по Указу Вовы. Пообломаны рога у Пиндос Коровы.
Снова Русь встает с коленок. И Восторг не мерян. Путь – опять ведущий к Чуду – безусловно Верен.

Снова Поле Куликово – после Долгой Пьянки. Витязь Вова оттрампошил Челубея Янки.
На Угре стоянье Рати в Интернетной Сфере: "Наши – Ихним наваляля, как при эСэСэСэРе!"
Побежден Пиндос Позорный, Дяди Сэма Янки. Превратилось Поле Брани – в Поле Перебранки.

Радости штаны полны. Аж до Слёз и Драки. Раздаётся громкий лай Павловской Собаки.
Есть команда, миска есть. Будка и матрасик. И Артист Знакомый есть. Чтобы отматрасить.
Путь Неторный и Кривой – эволюционный. Шарик-Бобик. Страж–Конвой. Презик Санкционный.
                              
Русь прошла Большую Школу – Ленина и Сталина. От Собаки Павлова – до Собаки Панина.
Может, правда, укусить. И конец оттяпать. Осторожней надо Вове – Бабушку лохматить.
От Невзорова – Сюрприз – Чудо–Афоризмы. Чую, будет Сучий Визг. От избытка    Клизмы.

Как бы этот самый Трамп – НАМ не вставил "Клизьму". Поднабравшись у Артиста Сексо–Экстремизьму...
Иль Барак его подучит Черненьким Делишкам...  Надо Голый Зад беречь – Косолапой Мишке.
Попадёт Медведь в Трампункт – в виде Поциента – и оттрахает Патриций – Мелкого Клиента.

Будет вспоминать с тоской Ссаные Подъезды, Время Славное Барака – из Трампонной Бездны.


ПЕРЕСПЕКТИВЫ.

Трамп Пам Пам. Трамп Пам Пам. Трампапампампашка. Вова с Доном в Белом Доме сжарили Барашка.
Наш Пострел везде поспел тяпнуть по Рюмашке. Где Валюшка и Маргариткой? Где Мизулька с Машкой?
Начинается Балет. Русские Сеансы. Улюкаев пропоёт про Страны Финансы.
"Денег нет и Всем Привет. Двадцать лет Застоя. Крым выходит как–то Раком. Камасутра стоя.
Надо, братцы, постоять. Надо продержаться. Боком, Раком. Взад, Вперед – так, годочков Двадцать."

Нам поможет Рыжий Клоун. Будем веселиться. Коньячок легко идет с Санкционной Пиццей.
Волк  Тамбовский – стал Товарищ – Рыжему Бизону. Будем слушать Двадцать Лет – Пьеху и Кобзона.


А теперь о Безвозвратно минувшем, но вылезающем из всех дыр. Что и подвигло.
Оркестр, Музыку!

ЛУБЯНСКИЕ ЧТЕНИЯ.

Я вчера повстречал Одноклассницу – На бескрайних полях Интернет.
Политеха – былого, из Юности Дальней – И Туманной – Нежданный Привет.
Однокурсница. Однокорытница – распивали в Колхозах Винцо. –
Проявилась в Лубянской Читальне – про Сталина. – И Лаврентия – Кобы кацо.

Там читал – Наших Дней Околесицу – Шизофреников Выспренний Бред.
Приключился со мной неожиданный – с Поворотом Судьбы – Тет-а-Тет.
Морды тусклые. Хари – все – Гнусные. Будто дверью зажали  Яйцо.
Закрываю Баланду Компьютера – вдруг мелькнуло – Знакомой Лицо.

Лена, Леночка Экс-Пейсахович – проявила Негаданный Лик.
Умудрённый Годами Минувшими – зарыдал Поседевший Старик…
Я успел сфокусировать зрение – с Комсомольской Богиней – Момент.
Грудь Богини украшена – Лентою Пёстрою – а на Ленточке – Ордена Бренд.

Вспомнил я свою Молодость Бурную – средь Лесного Проспекта – Физмех.
Южный Лагерь. Туву. Стройотрядов Безумие. Фихтенгольца–Лойцянского Смех.
Профессуру – Доцентов. Маркс–Ленина Мумию. Пьянки Сессии – Юности Грех.
Политеха Военную Кафедру Мутную – и в Науках  Прогресса Успех.

Я узнал Ясны Ленины Очи. Орден Яркий горел на Грудях.
Толи Ленина, толь Герой-Матери. – Понавешала Девушка Блях.
Лик неясен – и странная Ленточка. И на Ленина – Лик непохож.
На Лубяночке – Леночка с Орденом. Средь ГэБэшных Потасканных Рож.

Подступили вдруг Злые Сомнения. В Черепушечке – Карк и Галдёж:
В Государственных нет – Награждениях – Не БендЕра ли Оси Мухлёж?

За какие Заслуги Порочные – получила Отличие – Ты?
Не стреляла ль случайно по Темечкам? Не ломала ль Чужие Хребты?
Не стучала ль? – По Почкам – по Печени? – Не шмаляла ль в Беззубые Рты?
Не стояла ли "Попкой" на Вышечке? – В лагерях Сыктывкара – Инты?

Не мочила ль в Подвалах, Сортирах? Не морозила ль на Воркуте?
Не бросала ли Трупы Холодные – в Шахты-пропасти – мрачную Клеть?
Не ссылала ль несчастных – по Тюрьмам и Ссылкам – в Лагеря Магадана потеть?
По Набитой Тропе – на Мошке, Вши, Клопе – Колесо Коммунизма вертеть?

Но несла Орден – Гордо и Пламенно – и горели Задором глаза.
Как – Заслуженный. Не украденный. – Как несут в Крестный Ход – Образа.
Как Святыню. Как Чашу Граальную. – Гром и Молнию – носит Гроза.
Что ж такого надела – наделала, Леночка? Покатилась Скупая Слеза...

Вытер Слёзки – Салфеткой Бумажною. В Интернете – отклацал сто «клик»,
Раздирая Анналы Российской Истории. – Проявляя Минувшего Миг.
Разглядел мой глазастый товарищ – Профиль Сталина – в Орден отлит.
Орден «Сталина»! Орден «Берии» – и «Ежов» с «ЯгодОй»  – погодит.

Заслужить можно – Словом и Делом. – Тихо выстрелить в Темя – Висок.
Можно лихо – играючи Телом – подложить Изотопа Кусок.
Кидануть из окна. – Угостить за столом. Самолёту устроить Облом.
Оторвать между ног. Сыпануть Порошок. – В Зад засунуть – Пластида Брусок.

Ну, а можно Хорошую Книжку – про Хороших Людей написать.
Увенчать Лавром – Кобу, Лаврентия. Васю Кобина. Кобину Мать.
Отряхнуть их от Пыли и Плесени. Запустить – по-над Миром сиять.
Открывая Пандоры Шкатулочку – освятить Лаврокобую Рать.

Мы – Железныя Кафедры Дети. Знаем "Как Закалялася Сталь".
Где куют Серп и Молотом – Клети. Чем из Бронзы – сЧеКанить Медаль.
Кто отклёпал Железного Феликса – из Орал понаделав Кинжал.
Нас Металло-Чугунную Физикой – Барабанов-Троцкист возмужал.

И пружинит, зажатая Временем – Диалектики  Злая Спираль.
Проросла из Железного Семени – Пролетарий Булыжных Мораль.
Поломатый Хребет Буржуиновый. Кибальчишей – Колхоз-Пастораль.
Молодого Гвардейского Племени – Комсомольския Удали Шваль.

А Ганкевич – Партийной Истории – для Тебя до конца преподнёс.
Понося Неудачника Троцкого – без Колёс и Трубы Паровоз.
Ветеранец ГУЛАГ – Караульный Собак – посрывался с Цепи, Инвалид.
Помолиться за Ленина–Сталина – Богородицей Лене велит.

Свят-Иосия, Лавра-Амброзия – Пресвятой Богородицы Край.
Свет Последнего Рыцаря Сталина – Коммунизма Пожизненный Рай.
Где не слышно Собак – и далече ГУЛАГ – и не дремлет Злокозненый Враг.
И навесить заслуженный Орден. Упыря-Кровососа – Гуд Лак.

Прочитал – твои Спорные Книжки… И рыдал над прочтённой Строкой…
Ещё Стас, наш Сокурсник – Зелёным Мальчишкой – называл Тебя – «Дурой Такой».
Мы не очень ему доверяли – но опала на Ёлке хвоя.       
Лена. Леночка. – Экс-Пейсахович. Залётная… – Где ж Хвалёная – Мудрость твоя?
 
Продолжая Хожденье Кругами – по Сусанинской Вечной Тропе –
Присобачила Плюс Православия – к Ленин-Сталин-ГэБэ Шантрапе.
Всё равно петь не будут, Поганцы. Глядь – свихнулся Бортко-Режиссер.
От  «Собачьего Сердца», сей Вольтерьянец – к «Авве, Отче!» Иосе – попёр.

Ты заглючила Дело Народное, и  в Столыпинском Вохры Купе –
Православными Гей-Прибамбасами – Просвещаешь Заблудший ГеБе.
Мне теперь в Жизни – больше не весело. – Ужас в Прошлом. Кранты – Впереди.
Ах, зачем же ты, Лена, повесила – Упыря у себя на Груди?


                                             ***
Я не смог ей озвучить вопросы. – Виртуален  был Ленин Портрет –
На Лубянке собрались Отбросы. – И Девчонку вели в Кабинет.
Проводились Лубянские Чтения. – Натуральный Лавровый Минет.

Не случилось над Леной Насилия. – По Согласию Дело пошло.
Ветеранов ГеБе – ублажила. – Кайф Чекистам – и ей – ХОРОШО.
Прочитала Доклад – про Сатрап Маринад – про Железной Кагорты Отряд.

Ради Лавр ЧеКа Чистого Дела – Изощрённой  ГэБэшной Любви –
Лена Руки Умыла. Отметка – на Тело. Типа, Орден– Медаль. Се ля ви.
От Высокой Идейной Закалки–Закваски – Цацку вбила – как Спас-на-Крови.

Помер Сталин и кокнут Лаврентий… Продолжается Прошлого Бал –
Принц Живой – Полу-Троцкий – Лимонов. Большевик – только Наци-Анал.
Орден Сталина – ясен и светел. Лавр из Гроба – рукой помахал.

Он тебя, однозначно, Шалаву – приметил. – Сосчитал – Ловелас и Нахал.


                         ***
Оказался – Значком – «Орден Сталина» – производства КаПэРээФ.
От Партая Геноссе – Товарищ Зюганова – позолоченный бронзовый Блеф.
Грудь  Фитюлькой Дешёвой украшена. Бижутерии жалкий Ярлык.
Знал бы, Дедушка Сталин Иосиф... – Зря скончался Грузин-Большевик…

Да и я зря – вообще напрягался. Понавешал на Лену – Собак.
Твоих Книжек – Мудак – начитался. Где Святым стал – Кровавый Маньяк.
Ну, не понял ту Шуточку Юмора – и по Жизни – законченный Лох.
Сдох собакой Лаврентий. – Счейнстоксился Кобчик. – Гоп–Тандемчик – Все–Ленинский Бог...

Он воскрес в Россиянином Сердце. Ты была Акушеркой Любви.
От Самой Богоматери – в Прошлое Дверца. Маньяка Сека Ген Кадровик.
Аполлон мой – пыхтел – даром пыжился. От Безбожия – Бочку катил.
Это ж Родина! – Ё – Твоей Матери Ижица – Позацикленных Кобой Мудил.

Ну, не Кобой. Маненечко ранее. Пётр Гроссе, Терибл Иван.
Невский – Батый. Монголы Поганые. – Каганата Сарай-Караван.
Да и Скифы весьма Косоглазые – раскрутили Спирали Геном.
Гунн Аттила с Аккеллой-Волчарою – Балаган-Карусельный Облом.

Ждём, когда промахнётся Акела – и завоет Табаки–Шакал.
Дездемона – порочит Отелло. Черный Негр обнажает Кинжал.
Отливаются Бюсты из Бронзы – и топорщится Бронзовый Ус.
Лена, Леночка, вянут Мимозы… К Хибиням снова катится Русь…

Крокодил скушал Красное Солнышко… И в запое Христос Иисус…
Лена, Леночка, что ты наделала…  К Хибиням мамонтит Мамай-Русь...

Re: Рассказы от zvezer'a

15.01.2017 01:00

Ну, а теперь и Сам Триптих. Прошу любить и жаловаться.

ПЕЙСНИ НАРОДОВ О СОКОЛЕ.

Но сначала вернемся к Истокам. Ответим на насущный вопрос - откуда Ноги растут?

ПроклятИе МойшЫ.

Русская. Народная. Еврейская. Фольклорная. Блатная. Элитарная. Массоно-Заполярная.
Иудо-Пролетарская. Всё – про проклятье Царское. Про Горести Народные. И Страсти Хором-вводные.

"Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь;"

Михаил Юрьевич Лермонтов. "Предсказание." 1830.


Вырождалось Дворянство, Династия. Зарождался ПролЕ–тариат.
Разжигалися Страсти Мордастые. В пику Брату – точил пику Брат.
Прикрываясь Чертою Оседлости, Козни строил свои Агасфер.
Не скрывая Пейсатой Ермолкости – разлагал Государственность Сфер.

Этот Лермонтов – Мойше – накаркал Жуть. Про Царизма Ужасный Конец.
"Над Державою – Чёрные Тучи Смут. Пораскокан Короны Венец."
Коле Палкину – туфту втюхивал. Но Царю, Паразиту – свезло.
Умер сам собой, не расстрелянный. Севастополь – завязан узлом.

Лев Толстой подрядился Поручиком – по Французам из Пушки палил.
Мемуар между Боем и Супчиком – написал про дебильность Дебил.
Отстоял Лев – Наш Крым – Землю Таврию – обзывая Европу Козлом. 
Саша сдал лишь  Аляски – Пол Беринга. Англичанке Гадливой назло.

За Синопские Коли Причуды – совершил Про-Еврейский Гешефт.
Втюхал Тундру под снегом – пустую.  Невдомёк, что зарыта там Нефть.
Царь не знал про Аляскино Золото. За Зелёные втюхал. Гроши.
С Эскимосами, Чумами, Холодом – от Широкой Российской Души.

Но попёрлись туда Джеки Лондоны – Англичанка НАМ гадит опять.
Добывают Алмаз, Нефть и Золото – как не вспомнить Японскую Мать?
Разделил нас пролив Вити Беренга. Сиротой воет Матушка Русь.
Только Чукчи остались Косматые. Вот Зелёных – Поганый Искус.

С огорчения Внук Николаюшка – дал Японской Мамаше Леща.
Потерял Порт-Артур, Сахалина пол. И наметилась – Рая Куща.
Получил свою Красную Плесень, Царь. Утопил под Цусимою Флот.
По Стопам шёл Прадедушки – с Пейснями. Хоть и делал всё – наоборот.

Развязалась Война Мировая. Гаврик Принцип – на Принца пошёл.
Марна, Сомма, Белград, Перемышль. Ипра газ. Танк могуч и тяжёл.
Перемен нет на Западном Фронте. На Восточном – надломлен Колосс.
Отступают Могучие Россы. Кёнигсберг показал Длинный Нос.

Немцы в Риге, под ними Варшава. Отступает Крючков–молодЕц.
Император на Дне. Пропил Славу. И на Коле – Терновый Венец.
Разлагалась на части Держава – со своей Непростою Судьбой.
Императора Колю Кровавого – ждал Ипатьевский Дом и Конвой.

Порешали на месте Злодея – Чик! Пленум вынес Судебный Вердикт.
И в Свердловске Николу Романова – Иудейский пришил Большевик.
Никуда от Судьбы не деваться. Напророчены Мойшей Слова.
И не можно в Европу смотаться. С дыркой пули – Царя голова.

А Семья – как пророчил ЛермОнтов – полегла под Штыком и Ножом.
Ритуальное Царе-Убийствие – Иудейским разит Чертежом.
Троцкий, Мартов, Зиновьев и Каменев – и другие Герои Борьбы
Высекавшие Искры из Пламени – не избегнули Царской Судьбы.

Им Урок – Череда Эмиграции, в Мавзолее – как Чучело – Труп.
Выстрел в Темя, Висок. Пертурбации. Апогеем – в Балде Ледоруб.
Судоплатов вершил Казнь Иудину. Исполнял МеркадЕр приговор.
Ледоруб – это лучший Раскольников. Альпинистский  хвалёный Топор.

Утопала в Крови Земля Мексика, Революцией вздыбленный Юг.
Захлебнулся в Кровище – Давыдович, Революции Муж и Супруг.
Яшка Свердлов с пробитой Балдою – Птицы–Тройки Вожжу отпустил.
Не остался ЦИКа – Сиротою. И его не возглавил Дебил.

Тот Кацо был по имени Коба. Из Сапожников. ПролЕ–тариат.
Порот Мамою Катей сурово – не развёл Демагог–Демократ.
Пострелял всех Налево-Направо. (По-Центру!) Даже тех, что стрельнули Царя.
И набил из Ульянова (Ленина)– Чучело. Зомби сделал из Экс–Упыря.

Уложил в Мавзолей – из приличия. Станцевал на поминках Канкан.
А Стрельцов Большевистских – (Всю Сволочь Позорную!) – в Заполярный упёк Магадан.
Порубал Сонмы Красных Героев – как покойный Мамай не рубал.
Блюхер, Алкснис, Гамарник, Егоров. Мал Ежов – а ЯгОду достал.

Тухачевский, Якир, Уборевич. Эйдман, Фельдман, ПутнА, Примаков.
Перечислить не можно Евреев, промышлявших в Среде Мудаков.
Пострелял по подвалам. По стенкам. Утопил – Кого Надо – в Дерьме.
Ворошилов, Буденный и Жуков – оказались на Белом Коне.

И на Лошади Танкам навстречу – поскакали Фашистам назло.
Заманили Манштейна до Волги. Тот решил, ему – ДИКО СВЕЗЛО!
В Сталинграде, устроив Победу – поломали Фашизму Хребет.
Печень, Почки отбили – в Яичницу. (НАХЕР!) Большевизм вбили и Диабет.

Навсегда отучили от Сладкого и подсыпали Горьких Пилюль.
Замочив Супостата Проклятого – наваляли Лекарственных Люль.
Он в Берлине – укрыться надеялся. Как Медведь. По Берлогам тусил.
Но сгорел Бункер Рейхс-Канцелярии – и пощады Фашист запросил.

За него заступилась Пиндосия, прикрывая Фигнёй Божий Стыд.
И не дали прикончить Отброссию. И Фашисту наладили Быт.
План Маршалла, как План Барбароссия – поизгадил Победы Итог.
И не дали пожечь той Германии – чтоб на память – один Уголёк.

Развелось там Фашизму до чертиков. Все жируют и жрут колбасу.
Ну, а Русский Победоноситель – Поц. Ковыряет в Привычном Носу.
Чуть потрахал Фашистскую Сволочь – а Пиндосы кричат – не замай.
Мы за что свою Кровь проливали, Коллега? И за что нам кричали «Банзай!» ?

И опять в свои утлые Хаты. И в Бараки – привычно опять.
Пообвешаны Ломом Медалей. На хрена они, ить? Вашу мать...
Генералы припёрлись с Трофеями – Чемоданы – Вагоны – Состав.
Ну а ты – щеголяешь Часами – сам. С полудохлого Фрицека сняв...
 
Нарушается Ленина Слово – Всем Всё Поровну Вдоволь Всего!
Кто-то кушает жирного Плова – Кость. Кто-то нюхает запах его.
Но Ошейник одели всем заново. Царь на Цепь посадил своих Псов.
Злее будут – на Паечке Маленькой. Крепче будет Собачья Любовь.

Вновь Репрессии – не обоснованы. Снова бОшки у Шишек летят.
И простые – летят словно шишечки. Что поделаешь – Век-Шишкопад.
Царь, Победы Плоды поиспользовав, – продолжал проводить Произвол.
Он агентам Позорным от Джоинта – приготовил Осиновый Кол.

Отравителям. Падлам–Вредителям. Обрезателям – и Не Того.
Сионизма Сверхштатным Строителям и Картавящим «эР» бытово.
Но засела повсюду Шпионов Вошь. Дрогнул в Лавра руке Гребешок.
Траванули Иосифа – Кобу – можь. Клюнул в темя Царя Петушок.

Вот и ВСЁ – в Мавзолей с подселением. К Ильичу – на Двуспальный Диван.
Знал бы ты, Выпускник Семинарии  – где причалит Судьбы Караван.
С Упырём – под одним одеялом. Хорошо, что Мундир – и Штаны.
А то, Сука – возьмёт – и укусит, Картавый. Лысый Зомби, Приплод Сатаны.

Но простила Суровая Партия – Произвол Культа Личности, Тать!
Восемь лет – Срок Тобою повылежан. На КладбИще! Марш! – Рядом! – Лежать!
Окружённый телами Соратников, средь почившия в Бозе Генсек,
Сын Кавказа, Горийский Чейн-Стокл, Вождь – Сухорукий мотает Свой Век.

От Усатого Царь-Тараканища – Сапоги да Победный Мундир.
Примерял их Лаврентий украдкою – в Мавзолее на Траурный Пир.
Но Хрущёв  в Мономаховой Шляпе – Царь. И Лаврентию сбацан Капут.
Не сложилось Хрю-Бери Тандема встарь – не пошли по Тропе Медве-Пут.

Расстреляли Лаврентия заживо – сотворив Вандализма Финал.
Кукурузой Хрущёву – могилу засеяли. – В Мавзолей – ни один не попал.
И скучая там, в Одиночестве, – в Век Полётов на Марс и Луну,
Сокрушался Вован по Подельникам – мол, Такую просрали Страну.

И Ильич – занялся подработкою. Что лежать – если Вечноживой?
И Народы – с Володиной Фоткою. Вождь им машет Победной Вожжой.
И сверкает Плешивая Лысина, из-под кепки – от взмахов Руки.
И Прищуренной Хитрой Улыбкой – Вампировой – Вождь на Фронт провожает Полки.


                         ***
Развалился Обломок Империи. Догнивал Государственный Строй.
И Евреи, одев себя в Белое, – в ИзраИль подались на Постой.
Не доехав до Малыя Родины – кто-то в Штатах Пиндосов осел.
Тот – в Европе обряс, тот – в Ливонии. А в России – Обрез окосел.

Напирают с Востока Китайцев Хань. Осаждают Порт Биробиджан.
Узкоглазые Жёлтые Поцы Цзинь. Не обрезан Любви Баклажан.
С Дальвостока довольно не близкого – Дикий Запад им Ближний Восток.
И хлебают Пшеничного Сока Синь – и Берёзы поквасили Сок.

Русских тоже осталось в России. Не хотелось испортить Конца.
Но в Затылок Росс – дышат Лихие Чеченцы, подрезая концы слегонца.
По Пустыням и Тундрам скитаются – поразломаны Детства Углы.
Позади – только Отблеск Пожарища. Впереди – Пепел. Горстка Золы.

Нет ни Шила, ни Мыла, ни Партии. Ничего – ни на что – не сменять.
И от Мойше ЛермОнта – Проклятие Русское – Лысый Зомби – и Кузькина Мать.


                         ***
Мировой Революции Знамя  – поднимал Обветшалый Колосс.
Порассыпались ноги из Глины. Поотбросил Дракон Красный Хвост.
Поломались Драконии Зубы. Пломбы выпали, сгнили Клыки.
Ласты склеил, копыта отбросил. Но Бессмертны Кащей-Гэбнюки.

С Триколором  и Крымским задором закрутилась ЛермОнта Спираль.
И грядёт Человек – как Обама, весь Чёрный. Завершая Веков Пастораль.



АПТЕЧНАЯ ПЕСНЯ О СОКОЛЕ.

Когда Вихри Враждебные взвеяли – и главой Россиянин поник –
Дух Кавказа спустился Горийский – Пржевальский. – 
Джугашвилли – Джигит и Мужик.

Его скромное прозвище Коба – заставляло сердца трепетать.
Как Сапожник – не стал бить Баклуши –  Папаши – и Попом, как задумала Мать.
И в Тифлисе над Мрачной Курою, Семинарский являя свой Лик –
Он проникся Марксизма Основою – и к Марксизменной Титьке приник.

В Демонстрациях Революции, поднимая и Батум и Тифлис,
Он по Тюрьмам и Ссылкам Нарымским – подцепил Большевизм в Эпикриз.
Предрекая Разлуку с Тифлисом, Мамы с Папой Святую Слезу –
Добрый Коба – Неласковой Кисою – Банк в Тифлисе ограбить дерзнул.

Замели Кобу Злые Начальнички – он Урканом с Кичмана бежал.
Но в Сибирской напарившись Банечке – загрустился. Крепчая – мужал.
Он дрожал в заметенном Пургою – Туруханском далёком Краю.
И, рыдая над Горькой Судьбою – Слезою – разводил Большевизма Струю.

С этой Горькой Свердловской Заразою – он полжизни в Сибири провёл
На просторах Реки Енисейской – Несчастный – Всесоюзный Кавказский Орёл.
Но в Семнадцатом в Санкт-Петербурге – взбунтовались Казачьи Полки.
Позакончились Каторги – Ссылки. Посбивали Решётки – Замки.

Из Сибири Орлом Туруханским – он высОко в Совете взлетел.
И заметил товарища – Ленин–товарищ. И Дуэтом Усатым запел.
И Два Сокола в Смольном встречались. Задушевные речи вели.
Революция, Мать, – продолжалась – Зараза. – Дешевели – Царизма Рубли.

Сокол–Ленин не долго чирикал. Сунул Троцкий – Фашист порошок.
И заботливо нянчился с Лениным Сталин – на Заветный сажая Горшок.
А когда Вождь откинул копыта – изошёлся Потоками Слёз.
Ильича – в Мавзолей вбальзомировал. И Народам – Тьму Счастья понёс.

Разгромил Шелкопёров – Троцкистов. Расстрелял их Идейных Вождей.
Заложил ФундамЕнт Коммунизма. Дело – было всей Жизни – важней.
Да, случались порой Перегибы – Воздух Вольный Головку кружил.
И летели Несчастные Щепки – Опилки – от под хвост попадавшей Вожжи.

А потом он взялсЯ за Фашистов. В Сталинграде устроил Погром.
И на Белом Коне – в Яркой Славе Лучистой – сотворён им Берлина Облом.
Расписался у Немцев в Рейхстаге. ВысокО поднял Знамя Побед.
В этом Подвиге скромно участвовал – мой Папаша молоденьких лет.

Трупы в Землю Сырую попрятали. Понаделали Братских Могил.
Миллионною Массой – Генералиссимус – Гений Фюрера–Нац удавил.
Бабы слезки горючие вытерли. Запряглись в Сани рОдных Вождей.
Потянули свой Крест – Непосильною Ношею – и не многим досталось мужей.

ГерцегОвины–Флор – Дым от Трубочки – Флер, Ампир, Императорский Блеск.
Гром Победы, Литавры и Дудочки. – И трофейных Мультфильмов Бурлеск.
И светилось Окошко Кремлевское. – Красной Звёздочки Яркий Маяк.
Мамлакат на руках – "Жигулевское". Миром мазан Марксизма Маньяк.

Возрождалась из пепла Державища. Веял Ядерный Смрад Нагасак.
И ковался для Родины-Мамы Щит – Для Грядущего Светлых Атак.
Но когда Водородную Бомбищу – изготовил Левша-Молодца –
Пиндостана Кровавый Наёмник – Лаврений – укокошил Вождя и Отца.

Вождь потом оказался Сам – Сукою. Раскрутили Подпольный Мухлёж.
И Суровая Партия – рты поразинув, – завела на Собраньях Гундёж.
Почему расстрелял Тухачевского? И Якира зачем расстрелял?
Нахера он Товарища Кирова, Гнида, – в Коридорчике Смольном убрал?

Почему Ленинградское Дело? – Стало многим уже невтерпёж.
Почему Ильича нормативы похерил? Отчего был Скотины падёж?
Почему Лютый Враг – аж до Волги – пёр на танках, мудями звеня?
Почему, с каких щей,  приключилася  с нами –  Культа Личности Злая Муйня?

Весь Базар проводился по делу. Но раздался и Вражеский Глас.
Это Пятой Колонны – по Пятому Пункту – недобитый визжал Пидарас:
«Нахера заводили Колхозы? Кулачьё потравили  зазря?»
Тут ретивого Гей-Реформатора, Суку, – запихнули опять в Лагеря.

Съезд Двадцатый надолго запомнился. С Пьедестала низвергнут Тиран.
И Фадеев в висок себе целился. Маленков недопил свой стакан.
И ЦеКа принимал Резолюцию. И завзятых громил Палачей.
Полишали Злодееев – Дач, Пенсии. Гадов. И лишили Элитных Харчей.

Труп Усатый протух в одночасие. И Кумир больше нам не Кумир.
На Тернистой Тропе Коммунизменной – продолжаем бороться за Мир.
С Мавзолея Протухшего вынесли. Чтоб не смел отравлять Ильича.
Чтоб Ильич, в переполненной Камере – трупами, – не протух бы и сам сгоряча.

А Лаврентий – лишился Доверия. Шашни с Бабами Палыч развёл.
Был размазан по стенке – Позорная Берия – Алычи Куст Кудрявый отцвёл.
И других Выдвиженцев – задвинули. Как наследие Мрачных Времён.
Культпросветом  – Железная Линия Партии – зачеркнула Ежовый Притон.

Эренбург угадал Направление. Генеральной – Гуманный Уклон.
Эту –  "Оттепель" – Узник Парижа Несчастный. – Обличавший в Москве – Вавилон.
Солженицын "Колымским рассказом" – с Сталинизма снял Тайный Покров.
Обнажив Красной Язвы – Гулага Проказы – Всё, "За что проливали Мы Кровь..."

Окуджава про Пыльные Шлемы – Комиссаров Гражданской отпел.
"Виноградную Косточку – в Землю Зарою" – Сталинизма Крутой Беспредел.
И "Крутого Маршрута дорогу" – Женя Гинзбург чертила Пунктир.
Варл Шаламова подводит – Эпохи Итоги – Погруженье во Мрака Сортир.

Кагановича с Климом – похерили. МолотОфф загремел Вторчермет.
Маленков и примкнувший Шепилов – Кним – под Никиткин попали Штиблет.
Парт. ряды потеснее сплотилися. Жуков–Маршал – с Кобылы слетел.
ГэДээР – ФээРГэ породнилися – у Берлинской Стены Беспредел.

Царь Никита – Ракету–Царь строил. Запускал в Космос разных собак.
Запустил Терешкову с Гагариным – Юрой. И Хозяйство Колхозов, Мудак.
Замахнулся с плеча – на Сокральное. Замахнулся на Коммунизм.
Проявил свою яркую – Лысость Зеркальную – и Безбрежный Волюнтаризм.

Насолил Оголтелым Бандеровцам – Джону Кеннеди – дулю под нос.
Распахал Целину – с Лёнькой Брежневым. – Умница. А Хозяйство – пустил под Откос.
Обнимался с Лохматой Фиделькою. На Карибах устроил Бузу.
Но ООН на Лихого Злодея – из Принципа – лютых Санкций накинул Узду.

И Хрущёв в своей Шляпе Широкия – понапрасну Штиблетом стучал.
И на Пленуме–Шахер – Хряка выперли Нахер. – И на Пенсии Хряк заскучал.
В Мавзолей не пустили, Позорника – Ленин стойко жилплощадь зажал.
На груди своей Вова – припрятал от Кобы – в суматохе – Кавказский Кинжал.

Никого не пустил в подселение – хоть и скрёбся Ильич номер Два.
И Андропов, и Кучер Устинович – полегли у Кремлёвского Рва.
И ни Ельцин, ни Путин-Медведевы – не смогли одолеть Ильича.
В целлофан и цвета – триколора Империи – прячут в Праздники Труп, хлопоча.

В Пирамиде уютно–просторненькой – словно Ксеркс иль иной Господин –
Отдыхает Могильщик Империи Родненькой – Третьей Римской – Учителя Сын.
Коба рядом лежит и вздыхает – Ку! – И топорщится Дыбом Земля.
Дикий Горец – с Вершины Кавказа Убивец – а стоял у России Руля.

Он рулил Тридцать лет и Три года. Уморил много разных людей.
Сокол Мира  –  на КлАдбище – Площади Красной – развлекает Залётных Плядей.


                             ***
Вэ Шаламов – был всё ж доморожен. Волков О – в Волчию Яму попал.
Пастернак Бэ – сурковым Дерьмом унавожен. Хряк – Живаго его оттоптал.
Солженицына А – под микитки. Вэ Войновича с Галичем – вслед.
Продолжался Бровастеньким Леньчиком Прытким – Нашей  Юности – Бардобалет.

И Андроповских Бань – Выкрутасики. И Каширкинский Мрачный Фугас,
Топоров Мощь в Балде Либерастиков. И Канала Первейшего – Глас.
Новоявленных Карабасиков, Феодалов Жэ/Дэ и Нафты –
Порожденье Чекистов – Чейн–Стокалов, Кобы–Сокола – Злые Понты.

Депутаты танцуют под Гопника. Отморозки и Дети Элит.
И Задорные Шутки Кир–Кирного Попика – Застоявшийся Перитонит. 
Хирургический Нож – во Спасенье. Харакири – от Бреда Идей.
Обрезанье – к Херрам  Вознесение. Торжество Право – Славных б. Лядей...



                            ***
Призрак бродит по Площади Красной – Коммунизма Забытый Сюрприз.
Пара Соколов – Ленин и Иосиф Прекрасный – исполняют Лезгинку на "бис!".
Бродят парочкой – Коба и Вова. И покусанный Зомби Народ –
С Вурдалаками – делает Фото. – Красивое! – "Бузину" и "Боярышник" пьёт.

Благородная Ярость вскипает. Смело в Ногу Товарищ идьёт.
Сашхен Пушкинд в сторонке вздыхает. Матерится Двуглавый Урод.
Лерманн Мойше Пророчества бает – Год Семнадцатый в Чёрном грядет...
Блок Аптеку–Фонарь поминает  – матюгами – "Боярышник" в рот.

Сотня лет пролетела над Миром. Целый век над Землёй отгремел.
Миллионы Лавиною Красной накрыло. – А Боярышник–Гад уцелел.


КОБЧИК. ПЕСНЯ О СОКОЛЕ. ОЧЕРЕДНАЯ.

Кобчик – Банки брал. Пароходы. Грабил Царскихъ Сатраповъ Казну.
В Экстремизма – Марксизм вовлечённый, походу – отловил под виндсёрфинг волну.
Своей звонкой кровавой добычей – Робин Гуд и Кавказа Гроза –
Гангстер щедро делился – с Народом Грузинским – за красивые Гурий глаза.

Лихость Кобину – Ленин приметил. Утомлённый Швейцарией Вождь.
В Эмигрантских Кругах – учинивший в ЛондОне – Большевизма Скандальный Дебош.
Обещал Золотую Парашу – всем на Память о Марксе средь Зим.
Кобе тоже – горшок Персональный, мэйд Раша – Дикий Горец – но Чудный Грузин!

И сварганил Ильич ему Бабу – Секретаршу, чтоб – жить веселей.
Анжелик Балабанофф – Прекрасную Даму – Для добычи Партийных рублей.
Прогремел Гром. Грядёт Революция. Пресня Красная – Дыбом встаёт.
И в Тифлисе на Банк – Государственный с улицы – совершается Кобой налёт.

Тут припёрся Фашист Муссолини. – Дёрнул Бабу с могучим концом.
Холостым – стал Виссарионович Йозеф – в Джугашвили – Кавказским Лицом.
Или может Пржевальского Лошади – желтозубый Звериный Оскал.
Ненавидел Фашиста он истово. Муссолиньевых Дуче – Шакал.
 
Замаячил Столыпинский Галстук. – Лёг с прострелом  Царизма Сатрап.
Джугашвили – Виссарионович Йозеп – на Галеры взошёл, Божий Раб.
Так настала Година Лихая. – Заковали Борца в Каземат.
В Заполярную Тундру – к Волкам и Медведям. – Яша Свердлов – Жена, Сват и Брат.

А когда Коба с Каторги вышел – Шёл в России Семнадцатый Год.
И Народ-Богоносец так резал Буржуев – как намазывал Бутер на Брод.
Йозеп сразу рванулся в Столицу. И возглавил Верховный Совет.
Снял Керенского – Гей-Трансвестита Массона – и на стенках повесил Декрет.

Отдаётся Земля, Все Заводы. Кто поймает – тот сам Молодец.
Началась Всесоюзная Свалка – "Гражданка". – А короче, по-русски – Трендец.
Этот Тренд продолжался три года. А потом долбанулся Кронштадт.
И Политикой Новой – ЦеКа озабочен – только Троцкий–Иуда не рад.

С Ильичем приключилась Подлянка – а ведь Главным был в Банде Ильич.
И Надежда, Супруга, – Валькирия Крупская – разминала копыт  паралич.
Банда сразу вся вдрызг перегрызлась – при живом Ильиче – оборзев.
Троцкий Лёва забился – в Падучей Троцкизма – и порвали ему Львиный Зев.

Остальных – покалечили в Драке – и послали лечить в Лагеря.
Так закончилась русская Смута в Бараке – Хорошо, что убили Царя.
Плохо только, что помер Ульянов. Не сумев обуздать свою Рать.
Хорошо, в Мавзолей – хоть поставили, Вову. – А могли бы живьём – закопать.

Да и Сталин совсем не Подарок. Криминальной Среды Элемент.
Урка-Гопник – не то, чтобы Гангстер–Окурок. Но в наличии этот Момент.
Так, кароче. Грузинская Мафия. Главный Крестный Грузинский Отец.
Солнце Грузии. Счастие Нации. Лютый пастырь Российских Овец.

Лавр – Иосифу – посодействовал. Разогнал Иудеев Шпану.
И Дуэтом в ЦеКа – на два голоса Горцы – «Сулико» распевали в Войну.
Славный Маршал, Генералиссимус – поднимал Тост за Русский Народ.
Чашу Пенную и Заздравную. Поимели Народ – в Зад-Перёд.   

Провели Соц Калек-Тивизацию. Рычаги Индустрии  воткнув.
Химизацию. Стаханизацию.  Магаданом строптивых  обув.
И от жизни вполне ошарашенных – на Европу погнали Пургу.
Разгромили Фашистов Безбашенных. – Сталинград не отдали врагу.

Ленинград тоже напрочь не сдали. Уморив миллиён бедолаг.
И нисколько Противных не жалко, Убогих – всё равно по ним плакал Гулаг.
Этих жалких Потомков Буржуевых – из эпохи Заката Царя –
Всех в Блокаду поотмороженных – в доску – не дождались Гулаг Лагеря.

Это Лавр принимал с сожалением. Палыч знал в тилигенциях толк.
И в шикарных Шарашках – Лаврентия Палыча – зарождался Науки Кусок.
И клепались стране Миги-Тушки. Шмайсер  перся в Калашников ряд.
Атом в бомбе – Эйнштейна Игрушки – из «Манхеттена» – в Лавра Ломбард. 

И увенчаны Лауреатством – выходили из клеток Мужи.
Сочинил для Страны – Гад Прослушку – можешь, Пала, свободно пожить.
А за Пасквиль – давали по полной. Анекдот – пятерик Воркуты.
Не умеешь, Тля, жить  – Вольной Жизнью Народной – на баланду, с Парашей – на «ты».

Расцветалась Советов Наука. Зубр КапИцей – впряжен в Паровоз.
На ЗапАсном ПутИ Злые Буки – Чекисты – им вожжой надавали под хвост.
Вызревались Ракеты и Танки, Бонбы Ядерной – Яркий Запал.
На Широких Просторах – Бескрайней Лубянки – колесил без колес Самосвал.

Академики – Члены, Член–Корчики, напрягая от Келдыша Мозг,
Запихнули в Прокрустову Ложку Марксизма – Футуризма Научный Прогноз.
И Бессмертных Идей Коммунизма – над Планетой витали Ветра.
И гремели Кощеевы Кости Слонизма – Нашей Юности – Чёрной Дыра.

Вожж и САМ – отдавался Наукам – Урожайным Лысенко Плодам.
Конячок от Армян – из Самтреста для Урки, – для Народов – Бессмертный "Агдам".
И Основы Языко–Учений – начертал сухопарой рукой,
Экономик Проблемных Мучений–Кручений – Гений Всех, Корифей Дорогой!

Но подкрался кровавый Чейн-Стокл.  И рыдал Православный Народ.
И давился в Рядах – Похоронных Гоп–Сокола – хороня Коммунизма Оплот.
И блестелло Пенсне из-под Шляпы. Речь Брателло Лаврентий толкалл.
Мавзолей Коммуналкой Позорной, Убогой – для Иосифа Кобы предстал.

И Лаврентий недолго трепался – замочили подельники в срок.
Каганович и прочие – Волки Режима – Микоян, Маленков, Хряк-Шнурок.
Список Бабский ему прицепили – перетрахал Лавруша всех баб.
Проституток  Московских – ГэБэшных Цецилий – и никто не избёг его лап.

Эту Новость крутили Партейным – создавая Семейный Скандал.
Сексуальный Маньяк Заведенья – все в рогах от Грузинских  Вандал.
Культа Личности Злое Наследие – Оборзевший Кавказский Кацо –
Был закопан на Площади – Иосиф Прекрасный – И плевали Кумиру в лицо.

Посносили Веков Монументы – Кобы, Лавра и прочих Борцов,
Сапогов и Усов  Рудименты – Оторвали Кащею яйцо.
Выпускали  Врагов-Недобитков – на Широкое жизни Крыльцо.
Запускали Гагарина – в Космос –  на Сатурна Большое Кольцо.
Оказали Фиделю – Мат. Помощь – обкурились Гаванских Хабцов.
Выгибали Загиб Перегибов. Прояснялось – Народа Лицо.
Засияла Заря Коммунизма. Целина – поманила Юнцов.
Стартовал Фестиваль Молодёжи. Сократили Опричны Стельцов.
Провели Олимпийские Игры – Подцепили Афгана Рубцов.
Агропромом взошло – Изобилье – Всезасилье Джинсовых Фарцов.
Ром Кубинский, Гаванский, Ямайский – под закуску Болгар огурцов.
Расцвела  эСэСэСэР Демократия –  Меньше стало – на Жопе рубцов.
Зародились Страны Реформаторы – Перестройкой пахнуло в Лицо.
Превратили Застой в Ускоренье – поснимали  с Галеры Гребцов.
Отменили Закуску и Выпивку – развенчали – Державы Отцов.
Раскатали Великий Могучий – Порожденье  Горийских Кацо.
Мафиозные Эксперименты – не собрали Костей и Концов.


Но прошло потихонечку Время. И Кавказ снова рУлит Страной.
Хер Собачий виляет Собакой Кусачей.– Ка Дырявый Застойный Отстой.
И несут Хризантемы Засранцу. Засыпают Могилу Отца.
Коба-Кобчик. Гоп–Сокол. Иосиф Кремлёвский. И не видно Просвета Конца.


                              ***
Пейсахович Елена старалась – смыть с Лаврентия Плесени Грязь.
Тиражом сумасшедшим пять книжек бумажных – залудила, Христу помолясь.
Оттирала Мокрушнику Йозефу – Коминтерство – не чуя Стыда 
Закружилась Девчонкой, Лихою Проказой – Россиян безголовых Балда.

«Коба–Лаврик – Приличные Люди. Вурдалак – НикитА – Лысый Хряк.
Замочил  Возрожденцев России. Сам по Жизни – Хохол с Печки бряк.
Расстрелял пол-Москвы и пол-Киева. – Наколол Недотёпу–Вождя.
Кукурузой скотину повывело. Жисть сломало Прогресса ЛюдЯм. »

Двадцать Шесть из Баку Комиссаров – в Микояна-Иуду Башмак.
Лена режет в Глазах – Правду-Матку. Укрепляя Российский Бардак.
На Лубянския Чтения Ленчика – пригласили, Гей-Орден вруча –
Орден «Сталина» – присобачила. Кукарачу по Жизни влача.

Упырём полгруди изукрасила. Средь Опричников в Доску Своя.
С кем ты, Девушка, Водочку – квасила? Облетела на Ёлке хвоя…
Покажи нам Татуировочку – на своей обнажённой груди –
Фас Лаврентия, профиль И.Сталина. Фасов-Профилей – Прудик пруди.

Ты полжизни своей отоварила – оправдать Вурдалак Аппетит.
И за это ГэБухою Славною  – Член Андроповский – юбкой прикрыт.
Всё равно – ты Учёная Дама. Микалинин  оттрахал мозги.
Он теперь уже – Пётр Великий. Культпросвета – не видно – ни Зги.

Изучать тебя будут – Потупчики. И цитировать – Бездну Ума.
Тараканища Тьмы – Тень Позорную – ты загнала в Надёжный Туман.
И Лаврентия – отмыв добела – увенчала Лавровым Венцом.
ГэПэушника, эНКэВэДэшника. Жуткий  Ужас – с Хорошим Концом.

На Сегодня всё. Всем Спокойной Ночи.

Re: Рассказы от zvezer'a

01.03.2017 02:20

Всем привет и Весеннего Настроения. Будем думать, что Февраль Семнадцатого прошёл и Нехорошая Угроза миновала Великую, Могучую и Неподъёмную.

Поэтому - о Путешествиях. Но прошедших. Приятно вспомнить.

СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ-КРУИЗ.


Скифу-Хибиноиду – рейс в Стокгольм Круизом –
Фирма–Корпорация – выдала Сюрпризом.
Усадила на Паром, чтоб поднять Культурку.
На Буржуев Жизнь взглянуть, Жизни Полудурку.


               ***
Начинается Круиз. Балтики Болтанка.
"Пять Озёр" звенят – Сюрприз. Предлагают Пьянку.
Море Балтики Седой, Путь Варяжий Дедов.
Не налить ли по сто грамм? Так, в порядке Бреда?

По чуть-чуть – для Куража. И для Аппетита.
Ветеранам Монтажа, мордою небритой.
Открывай резервуар. Тонкой струйкой – краник.
Развернись, Моя Душонка, после Финской Бани.
 
Эх, раз! И не раз. Пластика Стаканчик.
Сбился с Верного Пути – Поседевший Зайчик.
Нет – Халяве Закусона. Только дринкен Водка.
Ессен водка. Писсен Водка. Шейзен-Шит Подлодка.

Молодёжь танцует Девок – Твист–Ламбаду пляшет.
Старичьё, резьбу сорвавши, – глушит Водка Рашен.
Раздаётся Ломкий Глас, шпарит Матюгальник.
Отрывается Душа – слит в Астрал Охальник.

Потерялся Пионер – Первоткрыватель.
Лабиринт "Романтики". Тьма Чужих Кроватей.
Утащили Ветерана, Шведки, как Подарок?
Надругались и забыли возвратить Огарок?

Прочесали Пароход – Дискотеки–Бары.
Оторвали Пацана от Скамейки Старой.
Не лежится Старику на своей Кроватке.
Голубая Ширь "Озёр" шебуршится в Пятке.

Вот вернулись– не Каюта – а Кают-компания.
Алкоголиков всех стран – Буйное Свидание.
Всех сближает Алкоголь, Крепкая Отрава.
Нету Белых–Черных–Красных. Нету Левых–Правых.

"Белый Аист", "Негро"Ром, цвета чая "Виски".
Красный Стражник – "БифитЕр", Древний Джин Английский.
Расползаются джигиты. Алко-Съезда – Финиш.
Можно Навести Порядок – подзакончить Кипеш.

Низко пал Седой Паромщик – Половых дел Дока.
Отрихтован, в койку брошен. Вознесен высОко.
Птичкой снова упорхнул – фейсом на ботинки.
Рапластался на полу, чтоб храпеть на спинке.

Раз подняли. Два подняли – Монтажёра Кости.
Перекрыт Путепровод к Туалету в гости.
Сверху прыгнули ногами Стопору на грУди.
Крик Протяжный и Прощальный – Завершенье Блуди.

Едем со своим Жмуром. Дома не сидится.
Здравствуй, Швеции Стокгольм, Вражия Столица!
Понятые, Мусора, Следаки с собакой.
Чёрный Пластика Пакет. Только б не заплакать...

Голубые "Пять Озёр" – и Похмель Апатии.
Светит Срок Чужого Края – Подзаборной Братии.
Завершается  Банкет. Счёт не в нашу пользу.
Первый Кадр – Физкульт-Привет. Почивает в Бозе.

На подходе и Второй – Попрыгун-Убийца –
Может резко протрезветь и пойти на Принцип.
Вдруг вздохнула Грудь ширОко, попросила Водки.
Жив Курилка. Хочет пить. Развинтите Пробки.

Продолжается Банкет. Будит Ночь Глухую
"Под Крылом у Самолёта" – между Волн и Буев.
И не спится в Ночь Глухую Славному Монтану –
"Море Зелени Тайги" – сыпет соль на рану.

Заливает Алкоголем Хмарь Тоски и Муки –
Со своими Палачами – с Родиной – Разлуки.
Разгораются огни Потолочной Люстры.
Не сдаётся наш Варяг, Виночерпий Шустрый.

Белый пластика Стаканчик, не Пакетик Чёрный.
Наливай и пей от Пуза, Круизёр Озёрный.
Всех построил Каскадёр. Тут не Ночь – Блокбастер.
Покурить и вновь хлебнуть – на все руки Мастер.

Не иссякнут "Пять Озёр", обнажая Тушу.
Нам Стокгольмский Дринк-Синдром исцарапал Душу.
Вышел с Водкой  перебор. Подлою Литрушкой.
Наливали рюмку-стопку, а глотали – Кружкой.

В Телевизоре Стокгольм. Шведская Рулетка.
Мимо Кассы с песнями – Ширь Каюты-Клетки.
Ноги нечего топтать. С Корабля всё видно.
Разлюли Япона-Мать, Шведская Малина.

Пили-пили-пили-пили. Не сорвать Стоп-Крана.
Романтичный Пароход. Не "Титаник" драный.
Все назад приехали, всех довёз к Причалу.
Литр один – невыпитый. Снова лык-мочало.

Протрезвелось враз и вмиг – Город перекрытый,
Пешедралом – напрямик. Цокая копытом.
Морды посинелые. Марафон по Таллинну –
Негры Чёрные бегут – "Здравствуйте, Развалины!"


             ***

Дьюти Фри работает, раздаёт Бифитер.
Лишь Червончик баночка, а размерчик – Литр.
И почти под пятьдесят градус у водицы.
Джина Лондона Десерт пьётся, не пылится.

Налетайте, Пацаны. Скиньте лет Полтину –
Красный Сторож БутылькА машет своим Дрыном.
Можжевеловым Настоем подлечите Нервы.
Заспиртован Монтажер – Джиновы Консервы.

"Пять Озёр" с "Бифитером". Тесная Компания.
Пароход "Романтика". Карлсон – до свидания!

              ***
– Здравствуй, Дедушка Мороз, где мой Телефончик?
Хорошо ты мне попался – пропадает Хлопчик.
Я вчера у вас бухнул – Душу нараспашку.
Ни часов, ни телефона – пропустил Рюмашку.

Мне в Стокгольме арбайтен, все координаты.
Безлошадный, бесприютный, помоги Собрату.
По бородке я узнал, где вчера общался.
Где лишился  телефона – с жизнью попрощался.

– Тут у нас в Кают–Пещере – как у Алладина.
Телефончики, часы – выбирай, Людина.
Коромыслом Дым стоит – в виде долгой Пьянки.
Повезло, тебе, Пацан. Завершил Гулянку.

Литр лишний обнаружен. Не напился кто-то.
Наливай, и пей Болезный! Празднуем Субботу!
Переборки – целые. Не пробито – Днище.
Порох есть в Пороховницах – Щас Стакан отыщем.

Ищет Русская Душа – Вольности Просторчик.
Со Стокгольмским Дринк-Круизом вышел Переборчик.
От Души – наковырялся. Не сошёл по Трапу –
Даром Время не теряя – на Стокгольма-Папу.


ДАЁШЬ ПОДРОБНОСТИ!

Три Седых Богатыря, МОлодца Зефира –
Отказались от Диет, Йогурта–Кефира.
Сдали Печень Алкоголю, Камни в Почках, Язву –
На Пароме вдаль отчалив – к Швеции Маразму.

Романтичный Пароход, Гурии–Старушки –
Стратегический Запас – Бутыльки–Литрушки.
Коль пошла такая Пьянь – закусон Огурчик.
"Пять Озер" коктейлем "Виски" – Шафта Брудер Супчик.

Чтоб Баланс не нарушать – Грузии "Боржоми" –
Мы же – Люди Русские, не Страна Суоми.
Принимаем Алкоголь – снять Зажимы–Скрепы,
А не влить Ведро Отравы – залпом в Одну Репу.

Поутерян Орьентир, поутрачен Навык.
Приняв Лишнего на Грудь – завалился набок.
Заплетеною Ногой – заколбасил в Джунгли,
Баров–Дискотек Гулянки раздувая Угли.

Потерялся средь Парома – Юрий Долгоногий,
Преступив Порог Каюты – Хижины Убогой.
Обитатели Корчмы сразу не схватились.
Обыскали все углы. Перематерились.

Свежим воздухом дышал, Блудодей Разврата.
Калачом в углу свернувшись, Полуавтоматом.
Лабиринты Коридоров  Минотавра Злого
Не осилил наш Тесей, не вязавший Слова.

Ариадны Нить легла – мимо Кассы Юры.
Был растренирован Кадр – в плане Алк–Культуры.
Надо чаще выпивать, плавать Вдаль – Паромом,
Виски Джином разбавлять, не гнушаясь Ромом.

Мы его нашли с трудом. Взяли на поруки.
Загрузили Багажом, для Похмелья Муки.
Но пришла Беда – не ждали. И уже со Славой.
Оверкилем с Печки бряк – Монтажёр Бывалый.

Вроде – Крепкой Мужичок и Приличный Ростик
Начал Половую Жизнь, поразбросив Кости.
Игорь–Князь его подмял. Чёрною Багирой
Спрыгнув пятками вперёд, курс держа к Сортиру.

Хриплый и протяжный вопль взбудоражил Нервы.
Думали – Клиент созрел. И везём Консервы.
Но потом Иисус–воскресе... Начал развлекаться.
То курить, Едрёна Вошь. То лезгинку бацать.

Так понравилась Каюта – не сошёл на Берег.
Отдыхает Магеллан. Отдыхает Беринг.
Наш Колумб–Толян УСАтый мацает Чикаго.
Под Железною Пятой, под Буржуйским Флагом.

Нет ни Няни, ни Жены. Квасим без просушки.
Нет Гранёных СтаканОв. Нет Железной Кружки.
Бела Пластика Стакан, Бутылёк – стеклянный.
Пролетает Град–Стокгольм – Славой Окаянной.

Нету Царского Фарфора, Хрусталя Пробирки.
Из Роскошества Застолья – от Баранки Дырки.
Три стены, Сортирчик с Душем. В Коридорчик Дверца.
Пропадай, Моя Душонка. Рви Инфарктом Сердце.

Не стареют Ветераны Солнцедара–Плиски.
Поднабрались "БифитЕру", выучились "Виски".
Солнце Красное встает Балтии Швейцарской.
Пролетарский всем Привет! Из каюты Царской...

Веселится Храбрый Росс средь Столицы Шведской.
Научившись у Петрушки квасить не по–детски.
Средь родных Паромных Стен, четырех кроваток.
Наш Пострел везде поспел. И сосет двух Маток:

Голубые "Пять Озер" и  враждебный "Виски",
"Абсолют" и "БифитЕр"  – Пьяный Джин Российский.
Старичьё сорвало Крышу, в Дупель оторвалось.
Пропадай, Жизня–Подлянка! Долго ли осталось?

Буки Аз и Аз Глаголь. И другие Веди.
Обожают Алкоголь – Господа и Леди.
Пролетарии Всех Стран. Буржуа–Эстонец.
Мировая Закулиса и Кремлевский Горец.

Дети Гор, Сыны Степей. И Исчадье Тундры.
Отморозок Бармалей. Айболит Премудрый.
Лоси, Зайчики, Моржи. Кабаны, Медведи.
С Мрачным Джином из Бутыли тет–а–тет побредить.

Всех равняет Алкоголь – Крепкая Зараза.
Хоть ты Чукча, хоть Еврей. Одним Миром мазан.
Берег Швеции Варяжской – долго будет сниться.
И не раз ещё икнётся – Этой Загранице.

Нам Турецкий Берег пох. И Швейцарский – тоже.
Птички Божие летят, нам порхать – негоже.
Не покинем Твердь Парома, ставшего Ковчегом.
Гой, еси, Мои Родные! Скифы–Печенеги!

Среди Трех Богатырей – Летописец Вздорный.
Не совсем ещё Еврей, Хибиноид Горный.
Затерялся средь Вершин Монтажа Зефира.
И склепал Эрзац-Пасквиль под бряцанье Лиры.

Может спел Вам – невпопад, Миль Пардон – не Пушкин.
Белый Пластика Стакан. Няня! Где же Кружка?



 

Re: Рассказы от zvezer'a

29.04.2017 10:28

Всем Привет и теплые поздравления с предстоящей Вальпургиевой Ночью.

И с очередным Первомаем. Как же без этого, Пролетарского, весеннего Праздника буйного Обострения. А там и Девятое не за горами. Фанатики оттянутся.

ПОЛНЕЙШАЯ ОПА - АБС.

Аркадий Натанович и Борис Натанович Стругацкие создали Волшебный Фантастической Мир Будущего.
Прошло Немного Времени. Сказка стала Былью. С чем всех и поздравляю.
EFF77FC5-166E-4125-84CC-41AF0A36E953_cx16_cy0_cw62_w408_r1_s.jpg


Номер Шесть – Палаты номер. Хари Нашей Маты.
Сверх Шестая Суши Часть – на Шесте – распята.
Не стесняется Молодка. Прелести на Блюде.
Миру – Задница зияет. Толи ещё будет.

   Сохраняем Хладнокровье.  Трезвость и Здоровье.
   Пропускаем мимо Уха – Ужасы Коровьи.

С Этой Задницей живём, Голой Жопой, – дружно.
В Жопе держим свой Язык, в Задницу не нужный.
В Жопе наши Идеалы и Морали Строгость.
В Жопе Гордость. В Жопе Честность. В Жопе Наша Совесть.

   Сохраняем Оптимизм. Добавляем Малость.
   Столько жили – не тужили. Здравствуй, дядя Фаллос.

Мы как Рак-Отшельник – в Мире. В Жопе и Юдоли.
Раком пятимся Назад, к Николаю-Коле.
К Пете, Кате и Ивану. К Рюрику с Трувором.
Очень Плохо быть Бараном – Жуликом и Вором.

   Не теряем Оптимизм. Не снижаем Градус.
   Перепилено не всё . Кой-чего – осталось.

АБээС писали Сказку – Время Наизнанку.
Стала Былью – Фантазёров – Мрачная Подлянка.
И пошел Отсчет Обратный – Нашей Жизни Буден.
Массаракш, Четыре "Ку". Подставляйте Бубен.

   Сохраняем Ля Минор. Учим Бубна Ноты.
   Музыкальная Культура – Паразит Проглотов.

Лист, увядший в Понедельник, – падает на Душу.
Арканар стучится в Двери – Жопою–Мокрушей.
Дона Рэба, матерея, ботает по Фене.
Всё Прекрасно. Всё Чудесно. Всё летит к Едрене.

   Не пугает Форс Мажор. Здравствуйте, Едреня.
   Будни Серые, Максаков. Подставляйте Темя.

Лист Увядший, Массаракш, ни за Грош – за Пфенинг.
Может Всё Уже – Шабаш? Перед Раем  тренинг?
Что там "Эхо" говорит? Что глаголет Веник?
Как там Дональд Наш рулит? Вовин Собременник?

   Сохраняем Эпикриз. Нам ли волноваться.
   Можем повторить на Бис. Фицджеральда сбацать.

Зря его Мы избирали. Этого Педрилу.
Тряпка этот самый Дон. Нам когда-то Милый.
Нет бы Штаты развалить, взад отдать Аляску.
Нет Надежды. Веры нет. И Оскал под Маской.

   Придержите Писсимизьм. Вашей Мисси-Писси.
   Дон ещё дождётся Клизьм. И не сможет писать.

Выбегалло – Академик. Скрылся в Штатах Янус.
Идеальный Потребитель – повышает Градус.
Вещи Хищные рычат. В Зоне киснет Сталкер.
А Кощей – Бессмертный Полк – вновь готовит к Свалке.

   Проявляем Героизм. Тонем в Камуфляже.
   Пролетарии Всех Стран – мажут Рожу Сажей.

Александр–Дурачок шарит по Помойке.
Хунта в Киеве – торчок, на Чужбине Горькой.
Проповедует Майдан, Кристобаль-Иуда.
Ну, а Грубый Маг Корнеев – Граф Баптисто–Будда.

   Сохраняем стойкость Веры. Сглазу Черной Кошки.
   Веру Марксовой Химеры. Иисуса – трошки.

Кербер Псоевич Демин – окормляет Лондон.
Особняк на Пикадилли, миллиардов тонна.
Киврин – поменял фасон – Нацио–нализмус.
Ищет Тайных Франк Масон, подчинивших Призму.

   Клином прется Ряд Вождей. Тьма покрыла Тайну.
   На Еврее – Гоем Гей, Фармазон Трамвайный.

Редькин вдруг попал в Струю. Путина Советник.
Шьёт Вовану – Панталон. Правда – это Сплетни.
НевиДимкины Штаны, Камуфляжный Тельник.
Мерлин, Маг и Алкоголик – Магнуса Подельник.

   Сохраняем Оптимизм. Есть Штаны и Шансы.
   Жулик Андерсен в груди. Новых ждем Вакансий.

Ойро–Ойро в Перестройку – где-то затерялся.
Толи слился, толи смылся, толи заигрался.
Нет следов. Нет на работе. В Интернете нету.
Ни в Израиле, ни в Штатах. Тихо канул в Лету.

   Затаился и жует. Сладкий Грант Госдепа.
   А Привалов-Патриот – тянет Деда Репу.

Змей Горыныч – был оправдан. Нету пострадавших.
Служит Главным Прокурором, у него – Три Башни.
Стал Кощейка – Президентом. Змейка – его Кореш.
Машет чайкиным Крылом – и бомбит Воронеж.

   Проявляем Объективность. Где там, тот Воронеж?
   Зря его Деникин брал. Маяковский Кореш.

Ну, а Один – вышел весь. Взял, пошёл – и спился.
Саваоф Баалович – спьяну застрелился.
Или там, повесился. Или – утопился.
Злопыхатели толкуют – что Крестом накрылся.

   Ветхий поменял Завет. Принял Христианство.
   И Обрезанным Концом – завязался с Пьянством.

Бес Кирилл его крестил – и расшиб затылок.
Соловецкий Институт – приобрел Утырок.
Синхрофазосупер Трон – выброшен в Помойку.
Забабахан Монастырь – с Проститутской Койкой.

   Охраняется Мораль. Монастырь – Московский.
   Толи Женский, толь Мужской. Толь ваще – Котовский.

Вурдалак Альфред – служака. Генерал и выше.
Супер–Пупер–Маршал даже. Института Крыша.
Чертит планы Наступленья, Планы Обороны.
На Разгром Колонны Пятой – по захвату Трона.

   Сохраняем Плюрализм Можно быть Воякой.
   И Гебилой можно быть. Можно быть и Какой.

Ведьмы выпали в Тираж. Поднабрали новых.
Изменился Антураж. Не нужны Коровы.
Телки Юные мычат, двигают Науку.
Академики торчат, забывая  Скуку.

   Проявляем Толерантность. К Старости Забавам.
   К Право-Левому Уклону. Сексуальным Нравам.

Каждый стал, как Царь-Салтан – при Гареме Боссом.
И Наука вверх поднялась с Половым Вопросом.
Академиков – Пять Сот. Каждый – Академик.
Обогнали Гондурас – по распилу Денег.

   Сохраняем Объективность. Много ль Академик?
   Если каждому украсть – много ль стырят денег?

Самых Мудрых – не Пять Сот. Полных Членов – Тыщща.
Член–Кузнечик Член–Коров – Серым Волком рыщет.
И Фортуны Колесо – покатилось мимо.
У Баранов – Член Козлов. Не хороший Климат.

   Климакс тоже налицо. И на Членах – тоже.
   Член пошел уже не тот – и не вышел Рожей.

И уже не Гондурас – Наша Гваделупа.
Ананас засунут в зад – Ломоносам тупо.
Плоскоземье и Архей, Богадельня Божья.
Лазер Боевой Зеленкой – оппонентам в Рожи.

   Нет Невтонов. Есть Платон. Воровской Малины.
   Кум Лысенко – Поп Гапон, Исполин Былинный.

А Диван? Ну, что Диван... Прошлого Транслятор...
Из Останкина вещает. Психо–Генератор.
Мак Сим – может не успеть, Странник крутит ручки.
Дыбом Волосы Встают. Ждите Бучи Взбучки.

   Бондарчук снимал Кино. При Живом Стругацком.
   Оторвать бы Руки в Жопе – Лысой Федре Пляццкой.
    
В общем – Мрачные Дела. Мрачные Прогнозы.
Ждут Плохие Перемены и Метаморфозы.
Не теряем Оптимизма. Повышаем Градус.
Сообща преодолеем Нехороший Казус.

   Руки есть. Есть Голова. Как пристройка Зада.
   Чебурашка – Колобок – с Крокодилом–Гадом.

Лист, увядший в Понедельник – падает в Субботу.
Время катится назад – Круглым Идиотом.
Время пялиться на Зад – Лист прилипший к Жопе.
Не теряем Оптимизма в Бруствере–Окопе.

   Продолжаем Героизм. Славных Дедов Славу.
   Серп и Молот. Щит и Меч. Грозный и Полтаву.

Соловьиной Песней Душу – Просве–Тленье Теле.
Деды что-то не дожгли – Внуки прогорели.
Возвращаемся обратно, отжигай Родимый.
Недо–вое–вое–вали. Будем – креативны.

   Не совместен Пацифизм – с Духом Нашей Славы.
   Расцветает Креатизм. Паровоз Двуглавый.

Объективно, говоря – это все – Помойка.
Отыскали Местную – с Креативом Зойку.
Клиника одна с Гайдаром. Как Синдром Тимура.
Тамерлана, Чингиз хана. Чикатило –Дуро.

   Переломана Судьба – Сварою Гражданки.
   Чистка Классом Гегемоном – Кокаина Банки.

Собирай, бутылки Зойка – и бросай Квартирку.
Ждут Сараи, Хаты ждут. Запаляй Бутылку.
Поднимается Матросов с Амбразуры Дота...
Эх, раз! Ещё раз! И ещё охота! 

   Тьма Уродов. Есть Дебилы.  Очень даже много.
   Прутся Хором на Пальмиру. Скатертью Дорога.

Осветился Горизонт – Светом Катаклизма...
Марсианчики летят – в Море Оптимизма...
Идеальный Человек – с Автоклавы вышел.
Закруглился Горизонт – и свернулась Крыша.

   Не теряем Оптимизма. Повышаем Градус.
   Сообща преодолеем Черной Дырки Казус.

АБээС – Спасибо скажем – за Сценарий Лиха.
У Гебилов – нет Фантазий. Но хватает Психов.
Воплотил Дон Педро Вова, Сказку сделал Былью.
И мычит народ Коровой под Орлом Гебильным.

   Не теряем Оптимизма в – Обреченном Граде.
   Раз Мычит – так жив Курилка. В Засеке–Засаде.

Но телиться не спешит, хоть и носит Тельник.
Что наделал–натворил Этот "Понедельник".
Трудно Богом Вове быть. Но Всё превозможет.
Как Прогрессор Экс–Гебил– Дон Масонской Ложи.

   Поналожит Дон – Прогресса. Засияет Орден.
   Малоросслых Недороссов – закатает в Мордор.

Скручено Пространство в Узел – с Временем Зловонным.
Торжествует Наш Дракон. Чучелом Бубонным.
Жертву Новую несут – Дедушке Дракону.
Пополняется Бюджет – Девой Протокольной.

   Отметен Волюнтаризм. Побеждает Разум.
   Гонореи Креатизм. Триппера Сарказм.

И стенает Наш Народ – философским стоном.
Диогена Древний Спор – с Воровским Платоном.
Древнегреческий Сюрприз – к Пасхе и Новрузу.
Закатили Шар Бильярдный – в Жопу, а не в Лузу.

   АБээС тут не при чём. Все вопросы – к Грекам.
   К Саше Невскому. К Варягам. Скифам. Печенегам.

Димку с Вовочкой спросить. Что соврёт Лжедимка?
Волк Тамбовский затусил – в Шапке-Невидимке.
Сиганул Мак Сим в Окошко – из Пятиэтажки.
Штурм Рейхстага – Шойгу–Бошкой. Новости Шарашки.

   Хватит наводить Кошмар. Сеять Страх и Ужас. 
   Фобос – Деймос – Пробный Шар. Для посадки в Лужу.

Мы ещё  дойдём до Ганга. Этаким Макаром.
До Парижу, до Мадриду. С Нашим Божьим Даром.
Задом пятится вперёд, Передом – обратно.
Вот, опять Труба зовёт – Переливом Матным.

   Маты пропускаем мимо. Мы не Ханты-Манси.
   Мат стоит – Пятиэтажный. Божьей Ипостаси.

Штурм Картонного Рейхстага. Денежки Распилы.
Чтоб ТАКОГО – отчебучить КэГэБэ Дебилам?
Чтоб ТАКОГО учудить? Для Триумфа Моли?
Что, совсем ТАМ – Ахренелли? Ах, у Ели – что ли?

   Забываем задавать – Глупые Вопросы.
   К Штурму Зимнего идём – Балтики Матросом.

Время катится колбаской. Братья удружили.
Ах, Аркаша... Ах, Бориска... Йозеп Джугашвилли...
Мезозойские Драконы... Готы... Санкюлоты...
Тетрадрахмы и Дублоны... Ноевы Потопы...

   Прекратите поддавть! Хватит Мухоморов!
   Разлюли Япона Мать! Ибикус–Невзоров.

Склон Улитки. Перец острый. Девки-Хунвыйбинки.
Доморощинер с Кандидом тянут Алевтинку.
Брыжжет Веллер кипятком – крутит фиги Дули.
АркашА из Златой Праги – отливает Пули.

   Миллиард лет до Конца. Можно развернуться.   
   Сыновья Наташи, Братцы! Тормозните Путсю!

Сносит Церкви Ё-бург Храм – Попик–Реставратор.
Приготовься, Исаакий. К участи Марата.
Просьба Цирк остановить. Раскрутить обратно.
И Попов к Чертям побрить. К Божей Маме Матной.

   Бритва Острая в руках – Дедушки Оккама.
   Раз – и в Храме Патриарх. Два – и нету Храма.

И опять Святая Русь – у Святой Параши.
Алфавита не осилив – загрусились Маши.
Надо буквы изучать Русичам по новой.
АБС, Едрена Вошь, от Левши Подкова.

   Вдруг Бараны налетели, потопили Судно.
   Боль Цусимы – вместе с Того – с Нами беспробудно.
   
Челобитную несут Карапет–Бурбону.
Слезно просят Самодержца – с чЕла снять Корону.
В воскресенье не пороть, проявить Гуманность.
Поумерить Аппетит, снизив Хулиганность.

   Сократить Сокралитет. Не сажать в Кутузку.
   Покемонам дать Просвет. Плюс – Портрэт на Блузку.

И торчит Наш Фаллос в Жопе – из Девичьих Титей.
Ах, Аркадий... Ах, Борис... Тут уж – извините...
You do not have the required permissions to view the files attached to this post.

Re: Рассказы от zvezer'a

02.07.2017 11:25

Ну, что Фанат, ЦензОр Сакрала. Глаз колет Правда? Жжешь Напалмом?
Убрал "Большой Сокралитет" Душитель Слова.
Всем - Привет.

Re: Рассказы от zvezer'a

02.07.2017 21:00

"Большой Сокралитет. Для Тепленькой Компании" - не проканал. Не настолько и Компания. Не настолько и Тепленькая. Совесть - понятие абстрактное и взывать к нему Жуликов и Аферюг - бесполезно. Но мы и не будем этим заниматься этой ерундой? Ведь Правда? Займёмся Аморалкой. Курортными Романами. Приятно вспомнить и поделиться с Коллегами - и Подельниками. Фанатами Разврата.

ХОРВАТСКИЕ ХРОНИКИ. ВСТРЕЧА С ВЕТЕРАНАМИ.

  ЗАПЕВ.

Давно это было. Я ещё в Германии жил. Правда, уже с этим хорошим делом завязывал. Готовился к Репатриации. Гоу ту хоум в Эстонию. Великую и чем-то Могучую. Ну и оттягивался на досуге. В отпуске. Вольноотпущенник "Оптогана". Там, из Германии – всё близко. Что Скалы Португалии с Портвейном, что Греция с Метаксой, что Италия с Венецией. Летай – не хочу. Супруга выбрала Хорватию. Для экономии бюджета. Туда-сюда – по тридцатнику евро-ойро с носа. До Триеста. А там уж как-нибудь. И сразу нашла общий язык с хорватами. Ещё в Триесте. Если не тароторить и не артикулировать – вполне доступное наречие. Водитель-хорват – сразу что-то родное почувствовал. Когда мы билеты у него за нал купили мимо кассы. Он сразу и Багаж Наш загрузил, не стал кочевряжиться. И место для купания в этом Знойном Городе – подсказал. На Далёкой Окраине это банно-прачечное заведение. С каменной набережной. Мы по Морю – после Рура соскучились. В тамошних бассейнах – нет простора Русской Душе. А тут – вон Оно. Скажем прямо – не Португалия. Не Осеан Атлантико в его Лучших Проявлениях. Но мы же не кочевряжиться приехали? В эту Солнечную Италию, родину Муссолини? Мы транзитом – к Братьям Хорватам, Пулу–Ровинь. Октябрьским Солнышком под Плеск Волны утешиться. Напоследок, перед выдворением.

   РОДИНА ЧИППОЛИНО.

Мы поздним вечером в этот пресловутый Триест прилетели, из Дюсселя. Веце. Час Валькириями – над Ночной Геманией. Как над Праздником Жизни. Иллюминация Жилмассивов, Звёзды Развязок, Калейдоскоп и Фейерверк Автобанов. Дойчланд!
Довольно расточительное – сверху – зрелище. И сразу, без предупреждения, – Триест. Приехали. Билеты на автобус в аппарате – нам попутчица купила, веницианского направления. После Германии – Итальянские Примочки – с трудом воспринимаются. Нет той чёткости и конкретности. Пунктуальности. Самопал. Но нас, с Венецианской помощью – отоварили. Тётя сказала, что можно и вообще, без всякого билета. Аппарат сломался, то-сё. И катит. До места назначения. Хозяева в Триесте – нам свою квартиру уступили. У них Хостел переполнен был, Конференция–Симпозиум. А наших денег им жалко было. На дороге не валяются. Они у себя в Хостеле перекантовались, и бонус за Муки получили. Нас и на хазу привезли, и утром – обратно в Центр. И Хозяин нас – час по городу катал. Экскурсию устраивал, пока его Супруга в квартире ложечки и чашечки пересчитывала – не грохнулили мы чего, не стырили ли под шумок. Семейных реликвий древнеримского происхождения. Какую-нибудь этрусскую вазу с прахом Прадедушки. Основателя Трудовой Династии. Но мы ничего не сперли – и нас из машины выпустили. После контрольного звонка. С милой улыбкой. Чао, Ариведерчи!


   ИЗВИЛИСТЫЕ ПУТИ ЦИВИЛИЗАЦИИ.

И Хорват-Водитель нас приметил на Автовокзале. И на купание – благославил. Мы уже купытые в Хорватию поехали, через две Дружеские Границы. Где нам четыре раза сказали "Добрый вечер", по диагонали разглядывая паспорта. Симпатичные такие Молодчики. Словено-Хорватские Карацупы без Трезоров и Ингусов. Но в туалет пригласить забыли. Супруга уже только в дебрях Хорватии вспомнила о насущной физиологической потребности. Когда стоянку объявили. И стала хаотично метаться – туда–сюда по Ночному Забугорью. В Тщетных поисках Цивилизации. Она у меня – сообразительная. Через десять минут бесполезной беготни, сообразила, что с местной Топографией не справится. Обратилась в Инстанции. К тому же любезному Хорвату-Водителю, олицетворявшего в данную минуту всю Полноту Власти. И уже объявившему посадку. Слово "Туалет" – понятно всякому. На всех языках. Особенно славянских. Даже Хорвату. Он и понял, но ответил – уклончиво. Сделал такой неопределённый  извивающийся жест правой рукой – в разных направлениях. И метания моей Супруги приобрели осмысленные формы. Водитель неторопливо закурил. Супруга, совершив пробежку во всех мыслимых направлениях, вернулась успокоенная и несколько удовлетворённая результатом. Хорват выбросил фильтр сигареты в урну. Это достижение Современной Цивилизации уже успешно украшало Промежуточный Пункт. И мы, легко и свободно, с чистой душой и штанишками, с чуть подмоченной репутацией, устремились навстречу Новым Приключениям.   


   ТРАЯНСКИЙ КОНЬ.

А Они нас уже ждали. Эти долгожданные, обещанные, непредвиденные – приключения.Поскольку Хвалёная Пула была вся разрыта и перекопана. И украшена заборами. К набережной было не подступиться. К Ночлежному Приюту – тоже. Тем более, что мы ничего заранее не зарезервировали. Гигантский Капремонт всех сетей. Шиш Нам. И в место Моря – тоже Шиш. И в место Ночлега. Почему-то мы ожидали толпы Навязчивых Старушек, сулящих аппартаменты за Бесценок. Но стояла Глухая Хорватская Ночь. Среди Рвов и Заборов. Одинокие прохожие шарахались от нас, как от Чумы. Их пугал наш Диалект. Но мы зажали между заборами двух беззащитных местных женщин и выведали у них Эту Страшную Тайну – где Преклонить Колени и уложить Бренное Тело случайно Заблудшему Путнику. В место ночлега. И пошли туда перекопами. "Ровно" как посоветовали Туземки. И Дошли. И Колени Преклонили. В Шестиместной комнате с Двухэтажными кроватями. Пошиковали в Италии – пора бы и честь знать. В Казарме. Правда, почти не заселённой. Если не считать одинокого Немца Томаса за человека. Но он был настолько деликатен, что как бы не существовал вовсе. Тем более, что всё время торчал рецепции и удачно обвораживал Хостессу. Мило воркуя. А нам хватило Подзаборных Гулянок и мы отрубились от действительности. В нашей Убогой Казарме. Приюте аналогичного Чухонца. С Томасом в виде Дневального. Караульного. 

Этот Томас оказался вполне Приличным Человеком. Даже Порядочным – у него мама была Англичанка. И звали его совсем не Томас, а Сомс, как Форсайта из одноимённой Саги. Мы язык себе ломать не стали. Кликали прежним прозвищем – "Томас". Он на него безболезненно откликался.  Не вступал в бессмысленный и беспощадный Региональный Конфликт. Помнил генетически – Мощь Красной Армии. Душа Человек. Свободное от Хостесс время Томас делился с нами Широким Знанием тутошней туземной Географии. Где что красиво лежит, стоит или возвышается. Предъявляя купюры Местной Валюты в виде иллюстраций. Арки Трояна, Колизей, развалины Античности и былого Венецианского Владычества. Колизей – даже лучше Древне Римского. И на двух пальцах Томас объяснял, как дойти-добраться, – среди общей разрытости. Действительно, Впечатляющее Зрелище. В свете Луны – так просто зашибись. Именно таким я его, Величественный Колизей, себе и представлял. Весь такой себе в Развалинах и отблесках Ночного Лунного Светила.  И из трёхэтажных окон – суровые призраки Минувших Времён. В виде Чёрного неба с Созвездиями Зодиака. Ну, и там Древнеримскими Планетами – Юпитером–Сатурном, Марсом–Венерой. Меркурием–Плутоном. Среди окон с выбитыми в Древности стёклами. Или ещё в Античности. Я оторваться не мог, три, даже четыре раза обошёл вокруг. Луной из Троянского окошка любовался. Жуткое зрелище. Но внутрь не пошёл. И знаменитого Троянского Коня так в темноте и не разглядел. Может зря. Как-нибудь в другой раз. Если в Этой Жизни повезёт и денег будет не так жалко. На всякие ископаемые примочки. Допотопного вида. Чудеса Археологии Современной Исторической Науки. Поскольку мы сюда не по Развалинам приехали шастать. Я таких Развалин – у нас в Хибиногорске – уже насмотрелся. Вокзал сгоревший и мхом изнутри поросший, товарищ Киров разбитый до неузнаваемости, барельеф Ильча среди общей античной запустелости. Железобетонный Скелет–Склеп Обогатительной Фабрики. И Седые Хибины вокруг этого Рукотворного Безобразия. Так что всё знакомо, не удивишь. Но тут, в Хорватии, ещё и Тёплое Море есть. И ради него мы и притащились. Прилетели. В Море бултыхаться, а не Душу травить Античными Помойками и Рухлядью Былой Архитектуры. Не очень удобной, честно говоря. Без удобств. С двухэтажными кроватями.  И Томасом–Сомсом, как урашением данной Цивилизации. Нашим дополнительным Бонусом.

Мы не долго тут кантовались, в этой Пуловской Пересылке. Макнулись в Море, где Томас рекомендовал. По дорожкам Курорта Променад сделали. На ежей морских среди Подводных Скал и Лазурных Вод полюбовались. Казалось, можно жить. Даже втроём с Томасом. Тем более, что тот больше вокруг Хостессы трётся. Глаза лишний раз не мозолит. И с двухэтажным Семейным Ложем смирились. Но не попёрло. Точнее, попёрло, но не то. Народ попёр. Все захотели отдыхать именно в нашей комнате. И заняли все кровати. Под завязку. А какой-то немец, потомок концлагерных вертухаев, придумал закрыть на ночь форточку. Устроить персональную Газовую Камеру на шести метрах жилплощади. Я как это увидел – сразу к Старшему по Бараку обратился. К Капо Нашему. К комраду Сомсу. Союзнику по Антигитлеровской Коалиции по материнской линии. И тот пресёк неофашистскую выходку. Этого скороспелого молодчика–реваншиста. Открыл форточку настеж. Поскольку не прельщала Братская вонючая могила, а Его Хостесса уже сменилась. Ему было, что терять. И ночь мы перекантовались. С Грехом – пополам. Скрипя всеми двухэтажными кроватями и дыша одной форточкой. Мыкаясь бреным телом по  Прокрустову Ложу. К такому тесному Коллективу не привыкли. И по рекомендации Геноссе Сомса Томаса – двинулись в Ровинь. В надежде улучшить жилищные условия. Без превышения лимита Ойро. В денежном эквиваленте. Ну и получить дополнительные положительные эмоции от Южного Берега Адриатики. Типа вдоволь Позагорать–Искупаться. На заслуженном Досуге. Без всей этой Тёплой и поднадоевшей скрипучей Компании. И без Чуткого руководства англо–немецкого Сомаса. Самостоятельно.


   СТОЛИЦА РАЯ.

Ну и приехали. Ничего там такого сложного. Не имея ни явки, ни пароля. И Старушки-Бабушки нас тоже не встречали. Несмотря на Полуденное время суток. Проигнорировали наживу. Потащились мы, убогие, вместе с поклажей на колёсиках, в местное Бюро. За Норвежской престарелой крупногабаритной парой. Бледной, как Смерть. И довольно плотно упитанной. Несмотря на их Заполярный Климат и отсутствие комплексных природных витаминов. Снимать официальные Аппартаменты. Для ночёвки в интеллигентной обстановке. Без дополнительных сожителей. Тут моя Супруга стала большую привередливость характера проявлять. Цыганить бонусы, привелегии и скидки. По доступным направлениям. Квартирка вышла – зашибись. Всё в одном флаконе. Все мыслимые удобства. Не во дворе – и не через дорогу. Что очень даже удобно. Подселенцев (избави, боже) не предвиделось, кровать – одна, двуспальная. И по горизонтали, а не по вертикали. Что воодушевляло. Индивидуальный столик на улице. Тоже на две одиноких персоны. С вполне нейтральным видом. Покушал завтрак – и двинулся без  печали и сожаления. Набираться Пейзажами и Эмоциями. Для повышения Культурного Уровня интеллекта. И водными морскими процедурами – для укрепления Здорового Тела. Подорванного Германской Цивилизацией. Эскалаторами, Пивом, Сидячим за компьютером Образом Жизни. Этими вредными привычками Растленного Запада. Хвалёной Демократии и дегенеративной Фундаментальной Науки. Чьим ярым представителем я и являлся. На тот быстротекущий Момент Всемирной Истории.

Вы бывали в Ровине? Нет, вы не бывали в Ровине. Даже если вы там бывали, Вы ничего толком не увидели. Слушайте сюда. Соберите в кучу Остатки Извилин Вашего Интеллекта. И постарайтесь запомнить, вопреки Альцгеймеру. Поразившего Одну Седьмую. Накрывшего Великую и Могучую Покрывалом Склероза с сопутствующим Маразмом. Да простится мне этот неполиткоректный выпад из Действующей Реальности. Но тогда были Другие Времена. Овцы паслись с Козлищами, Львы играли с Ягнятами. Кошки с Мышками – и все были страшно довольны. Никаких последующих Амуров с Тимурами не предвиделось. Чингисхан отрёкся от Маркса и напропалую флиртовал с Уолстритом. Атилла корчил улыбкой скифско-сарматскую рожу и строил из себя девочку. С нанопричиндалами. В лице Медведева. Демон Тамерлана ещё не овладел Массами, а Крым не был ссокрален во имя Всеобщей Клептомании. И над всей Евразией голубело Безоблачное Небо. Свернувшееся ныне в Овчинку. Не стоящую выделки. Но вернёмся к нашим нестриженным Баранам. В Хорватский Ровинь бывшей Венецианской Республики. Ровинь из себя представляет Горку–Остров,поросший домиками и изборождённый улочками. С церквушечкой на кумполе. И колоколенкой. Фаллическим Символом Былого Венецианского Империализма. С пляжем со скалы в одну железную лесенку. Окружённый натуральной Адриатикой приличной пробы цвета Морской Волны. И туристкими дорожками на окружающем Материке. Для массового гуляния отдыхающих трудящихся Социалистического Лагеря. С целью их любования всей этой запредельной, бывшей Венецианской, Красотой. Ну и для других, как потом убедились, более порочных, – целей. Но мы не сразу в этом окончательно удостоверились. Жизни ещё толком не знали. Всей Подноготной Мира Чистогана. И Наживы, если кто помнит Основоположников.

Мы поселились не на Острове. У нас средств было недостаточно. Для таких Массовых Излишеств. Но в самом Предверье. В Близком Предвкушениии всго этого Эмоционального Изобилия. В двух лишних минутах от Рая. Сэкономивших нам куны для приятного времяпровождения. Покупания в магазине продуктов питания – круха и сира, месо и риба, маслака и колачи, ябуке и грожде. Не говоря уж о вине и пиве. С целью их употребления внутрь. Для поддержания интереса к дальнейшей жизни. Этот Ассортимент мы торжественно поглощали под окошком Суверенной Лачуги. Заодно впитывая  колорит местной райской жизни. На раскинувшейся соседней площади. Отделявшей нас от Острова. Наполненной аборигенами, соривших словами: "Здраво!" "Збогом!" "Хвала!" "Молимо!" Ну и прочими древностями и пережитками мелкобуржуазного религиозного сознания. Мяукавшими машками и лающими пасами. "Кико! Кико! Шо же ты лааешь? Это же НААШИ пришли!" Собачка, довольно яростно облаивавшая НАШ столик – заткнулась. Слова Собачкиной Хозяйки звучали для паса Кико – довольно убедительно. Я вздрогнул. Оглянулся. Вокруг больше никого не было. "Нашими" были мы. Это мы "пришли". Хотя уже полчаса сидели безвылазно. Я – отягченный пивом. Супруга – финальными бомбонами. "ПОздрав дрАги! ДОбро дОшли!" Добродушно, с эстонским акцентом, продолжала Кикина Дама. Оказавшейся Нашей Соседкой, величаво проследовавшей в собственные владения–аппартаменты, Негову Кучу. "Молимо, затворите врАта! Хвала! Збогом!" Благославила нас напоследок Красавица. Дав ценную рекомендацию. В Магазинах нам и так уже постоянно воздавали Хвалу. Мы даже чуть загордились. И Збогом – каждый норовил послать. Пережитки Папского религиозного Католицизма всё ещё владели темными массами. Загорелыми на Адриатическом Знойном Юге.


   ВСТРЕЧА С ВЕТЕРАНАМИ.

К чему мы тоже решили приобщиться. К Загару. Гулянем в полуголом виде на свежем воздухе вдоль Неведомых Дорожек. Оставляя навеки пыльные следы былой озабоченности. Расслабляясь Душой и Телом под Солнцем Октября. Принимая Морские Ванны наружно, а Пивные – внутрижелудочно. С крухом, сиром и кобасицей. В виде  самопальных дедовских бутербродов. И мы довольно далеко так зашли. От Цивилизации – "По пыльным дорожкам Далёких Планет..." Вдоль Извилистого Побережья. Появилась табличка, что данный Пляж носит чисто нудистский характер. Мы не вняли голосу Наглядной Агитации. Остались в штанах, а не вчёмматьродила. Вопреки предписанию. И продолжили свою индивидуальную затянувшуюся экскурсию. По пустынному, без единой голой задницы берегу. По Октябрьскому Нудисткому Пляжу. Без чётко поставленной Цели. Наобум. Без Царя в Голове. Ровно и точно. Пока не встретились с медленно катящейся легковушкой. Набитой местной молодёжью комсомольского возраста. Юной Порослью. Молодостью Мира. Вдруг – неожиданно нам – обрадовавшейся. Из открытых окон посыпались дружеские приветствия. Восторженные жесты. Какое-то многоголосое хорватское "Ура!" "ДОбродОшли!" Разве что чепчики в воздух не бросали. Доброжелательная и вполне воспитанная современная молодёжь. Несмотря на буржуазное окружение и Гримасу Капитализма. В виде этого голозадого пляжа. Предназначенного для разврата в голом виде разложившейся части общества потребления. Пустующего вследствие Октября. В предверии Зимнего Сезона. И умчавшаяся – это я уже про молодёжь на легковушке – вдаль прежним наезженным курсом. Как оказалось , пляж пустовал не совсем. Впереди показался плотный красивый мужчина без штанов почти шоколадного цвета. Эдакий Блондинистый негр Доколониальной Эпохи. Легким движением поправившим что-то между ног и оказавшимся одетым  в кожанный мешочек на причинном месте. Фиговый листок современности. Диалог с ним (Мужчиной) – шёл на английском. Что-то поняла моя супруга, что-то – я. Смысл был следующий. Мы несколько нарушили Местные Правила. Переборщили со штанами. Что в контексте данного места рассматривается косо. Но он рад нас видеть и приветствовать. Готов удовлетворить все наши  возникшие Широкие Запросы. Вместе со всем Местным Сообществом. В самом лучшем виде. Готов нас рекомендовать Бомонду. Чего такого особенного пожелаете, Господа? Моя доверчивая Супруга попросила огласить весь список. Она была уверена, что нудисты – это профессора Университетов. Как Минимум. И Лауреаты Нобелевской Премии Мира –  как Максимум. И собираются здесь в тёплой Компании просто позагорать. Послушать Музыку. Обсудить на солнце возникшие Глобальные Мировые Проблемы. Как вот это Перл Дипломатии, вручающий сейчас нам свои Верительные Грамоты. Первую часть оглашаемого списка она не поняла. Поскольку шли иностранные термины, не связанные с архитектурой. Какие-то музыкальные джазовые стили типа "Свинга". Но слова "Гомо", "Лесби", "Актив", "Пассив" и особенно "Группен-Секс" её насторожили. Она попросила уточнений. После чего занервничала. А я уже и без перевода понял, что влипли. Попали куда-то не туда. Не к тем Профессорам. Они нас сейчас тут научат. Чему-нибудь плохому. В виде "Пассива". В своём неутомимом Группен-Сексе, временно прикрытом маскировочным чехлом. И ещё других охальников позавёт поглумиться. Этот Группен Фюрер. И приготовился дать ему по мешочку, чтобы успеть убежать. Как только тот начнёт проявлять своё рвение.  И преданность местным традициям. По изнасилованию Пенсионеров. Пресловутый "Актив". Но недооценил Молодчика. Или переоценил.  Не стал Этот Кадр свою шоблу собирать и демонстрировать нам Содом и Гаморру. У них тут всё добровольно. Профессионалов нет, одни Любители. Его дело предложить, наше дело отказаться. Мы ему "Хвалу" воздали и попросили указать Дорогу, по которой из этой Западни выбраться. Не все такие, как он –  добрые, а дело к ночи. Подумают, что мы здесь кокетничаем и употребят по – ошибке. Не по назначению. А мы им и возразить толком словами не сумеем. Покалечим кого-нибудь по яйцам между ног. И всем будет плохо. Короче, нашли общий язык с этим пидором Группенсекс Фюрером. Вывел он нас на Правильную дорогу. От Греха – подальше. Прямиком к Ровиню. Я потом всё шёл, и оглядывался, не догоняют ли. Нет, не догнали. А потом про молодёжь на легковушке вспомнил. В Самом Гнезде Порока. Чему это они там нам так все радовались? Что в их Полку прибыло? Предстоящей встрече с Ветеранами? Сейчас зажжём Костёр Любви и Дружбы? Приняли нас за Международных Старых Извращенцев, Ветеранов Мировой Сексуальной Революции? Прибывших делиться с Молодёжью Секретами своего былового Мастерства? Оттачивать Детали Творчества? Не знаю. Мы в ту сторону больше не ходили. Не беспокоили. Хорошего – понемножку. Вдруг следующий раз Счастье мимо пройдёт. Доказывай, что не Верблюд. Хватило Экстрима. Мы тогда довольно шустро оттуда шлёпали. Пока они там все не передумали и не спохватились. И не состоялась эта Нетрадиционная Встреча с Ветеранами.

Я сейчас думаю – может это мы зря так поторопились? Ушли в кусты? Не вступив в  Диалог? Лицом к Лицу? Может те, Остальные, – Засадный Полк, были не Закоренелые? А так, частично оступившиеся? Приблудные, вроде нас? Колеблющиеся? Туда-сюда-обратно? А мы своим Наглядным Примером свернули бы их с Узкой Тропы Порока? На Большую Дорогу? Любви и Дружбы Между Народами? С другой стороны, вдруг бы мы оказались – Не На Высоте? Вплохом смысле слова? Недостаточно Идеологически Выдержанными? Остались без штанов и пошли Тернистым Путём Греха? Пали Жертвами в Борьбе Роковой? Идеологической Диверсии Сексуальной Ориентации? Поддались бы Чуждому влиянию Тлетворного Искуса?   Аморально разложились? На Закте Жизни? Прямо перед встречей с Создателем? И что бы мы от него услышали Хорошего? В виде Адского Скандала и упрёков Нечистой Совести? Всё обошлось. Создателя просили не нервничать. Идти себе Збогом. Есть ещё порох в пороховницах. Но исключительно для мирных целей.


  ТУЛЬСКИЕ ПРЯНИКИ.
   Лирическое Отступление. К Родным Пенатам.Относительно Нудизма.

В 1978 моих друзей–туристов, спустившихся с Гор в Сухуми(!), приморский город, Местный Аксакал, одетый во всё чёрное  в тридцатиградусную жару – упрекал за ношение шорт. "Такой короткий трусик!". Ладно, Сын Гор и низкопоклонник Шариата. Одако,  не проявлял агрессивности.  Давил на психику. В том же году я возвращался с Курортов Крыма и Кавказа. Ехал поездом, через Тулу. Стояла страшная жара. Вышел на перрон в привычных шортах и футболке. Водички купить. И сразу был задержан Железнодорожными Дружинниками. "За нудизм. Разгуливание в НАШЕМ городе–Герое Туле без штанов". Успел опорочить только перрон. Несоло нахлебавшись. Препровождён в вагон и строго предупреждён. Конвоировали две толстых тётеньки и один толстый дяденька. Все в чёрной железнодорожной форме. Дяденька ещё и при фуражке. Тёти в пилотках под юбками. Такой почётный эскорт. Довольно тяжеловесный. Сдали проводнику и переписали паспортные данные. Вот такие Тульские Пряники. Со своими понятиями – "нудизма." Суверенным. Ортодоксальным. Хорошо – не выпороли. Советская Власть им мешала развернуться. В местных провинциальных традициях.


   СМЕНА ПОЗЫ.

Но вернёмся от преданий Мрачных Времен – в Светлое Завтра. В Хорватский Ровинь, ещё не оправившийся от Венецианского Владычества. До сих пор Незабываемо Прекрасный. Несмотря на окопавшихся поблизости развратных нудистов. Совсем без штанов на свежем воздухе. И даже в винных магазинах развесивших свои коварные сети. В виде бутылок со спиртным. Мы туда грешным делом завернули. Мне пиво купить на ужин. Для дальнейщей радости жизни. Супруга проявила детское любопытство. Потянулась винный ассортимент посмотреть. Что пьют жители Рая? Какую Амброзию? Она у меня – уже не так всё хорошо видит. Красотка к старости слаба глазами стала. Одела толстые очки – и внимательно перебирает бутылочки. С абстрактными рисунками и надписями на иностранных языках. Не русскими буквами. Непонятные непосвящённому. Если не очень внимательно пялиться. Как обычно, что-то винно-водочное, с виноградной кисточкой. "Минздрав предупреждает..." Наше Вам с кисточкой. Я всё-таки почти все иностранные буквы знаю. В объёме средней школы. Плюс Высшего образования. Начал подслеповатой Супруге их переводить и в слова складывать. И даже в предложения. Как выяснилось – сомнительные. Точнее – нескромные. Добуквенно, т.е. Буквально – "Примем дозу – сменим позу." В перводе на наши, русские национальные, буквы. Ну и остальная Камасутра – с переводными картинками. Переставших быть абстракными. Ставших конкретными. Соцреализмом Разврата и Пьянства в Одном Флаконе. И таких флаконов – штук сто разных видов. С картинками. Большая Советская Энциклопедия. Соответствующего толка. Не оторваться. Девица подошла, интересуется, чем может нам помочь. С переводом, выбором. Ассортимент - не хуже, чему того Мужика с Мешочком. Девица – симпатичная. Но тут уж моя Старуха упёрлась. Не даёт Старику мне покоя. Отказывается раскошелиться на разврат – раскрутить бутылочку. Уверяет что мне и старого привычного пива, без инстоляций, вполне достаточно. Без ненужных излишеств. Так и ушли, несоло нахлебавшись. Зря я поторопился Супруге свой Могучий Интеллект - наглядно демонстрировать. Сделал бы ход Конём – и был бы  в Дамках. Доза мимо прошла. Даже по усам не текло. Остался у разбитого Корыта. У самого Синего Моря. Типа Старика Пушкина и его Старухи. Но без Золотой Рыбки. Национальная Традиция. Угождать абсурдным требованиям своей Конкретной Старухи. А не свежим молодым абстракционистским веяниям со стороны. Наше Вам с Кисточкой. Но тут внезапно наступил Вечер. Почти Ночь. Солнце закатилось. Мы Закат напоследок - зафиксировали. Сфоткали. И пошли заниматься делом. Как оказалось, Интересным. Ловить Чёрного Кота Чёрного Человека в Чёрном Городе Чёрной Ночью по Чёрным Дворам. Сменили вальяжную позу на поиски приключений.


   АТИЛЛА–АТТИЛА.

Вот вы расслабились душевно. Купатые, нырятые и назагаратые. Разморённые Солнцем Юга. Лазурной Адриатикой в её Лучших Проявлениях. Ублажённые легкой Вечерней Прохладой. Плеском волн, Закатом Солнечного Светила. Спустившейся Ночною Чернотой, озаряемой Небесными Звёздами, Набережными Фонариками. И бредёте вверх узкими, неузнаваемыми Ночью улочками. Через открытые проходные дворы. По ступенькам, дорожкам. В Тишине и Романтике. Без суеты Интуристов, предающихся ужину в прибрежных  ресторациях и трактирах. Наслаждаетесь Средневековым Одиночеством. и ВДРУГ... На вас летит мужик с воплями. "Атилла! Атилла! Атилла!" Вы бы тоже, небось, вздрогнули. Нам психов в  телевизоре хватает. Но этот не буйный был, мимо пробежал. Скрылся в подворотне. Не стал травмировать. Мы непроизвольно насторожились. Чем черт не шутит. Что у них тут в Темноте творится. Тем более про Атиллу что-то слышали. Нелицеприятное. Какой-то Знаменитый Маньяк-Расчленитель. Бич божий. Вдруг его опять выпустили, и Местные прячутся. С воплями. А мы не в курсе. Мы не ушли далеко. Маньяк вернулся. Сжимая руки на груди. "Добрый вечер. Моя Машка Атилла. Поглядайте." Мы поглядели. Ничего такого не увидели. Ни его Машки, ни пресловутого Атиллы. И тут в его  руках блеснуло. Два зелёных глаза. Что было уже чересчур. Выглянувшая Луна и тусклый местный фонарь плохо подчёркивали Мрачный Сюрреализм. Ноги стали ватными. Бежать было бесполезно. Некуда. Мужик был явно Местным. Хорошо ориентировался в темноте. В четыре глаза. И бегал быстро. Видели. "Моя Машка побЕгла. НедалЕко. Успел ухватить." Предупреждает, гад, что и нам далЕко не уйти. Кончил свою Машку. Пришёл наш черёд. Просто так. Стояла Глухая Тихая Хорватская ночь. Бич Божий вдруг начал явственно мурлыкать. И снова открыл свои зелёные нагрудные глаза. В Чёрном-Пречёрном дворе, на Чёрной-Пречёрной Груди Чёрного-Пречёрного Человека Горели Зелёные-Презелёные Глаза. По кошачьи нежно мурлыкая. "Ат-тил-ла". Это уже замурлыкал человеческим голосом Бывший Убийца Машки. Нас отпустило. Китайская мудрость говорит о трудностях поиска Чёрной Кошки в Чёрной Комнате. Особенно, когда её там нет. Но в данном случае Кот был. По глазам было видно. Атилла и Машка в одном кошачьем лице. Гермафродит. Что иногда и изредко бывает в Природе. В темноте эти достоинства не читались. Как и сам остальной Кот (Кошка). Моя Супруга вступила в диалог с кошковладельцем. Что? Где? Когда? – и расколола Субчика. Точнее, тот сам начал активно колоться. Стал сотрудничать со следствием. "Мадьяр. Локальный. Толмач. Имеет Кота на содержании." Моя супруга поняла всё, кроме "Мадьяр". Плохо она Мадьяров знала. Хорошо, что я, начитаный, достался ей, Тёмной, в Мужья. Перетолмачил. Потому что ни Маджари, ни Хангари, ни Унгарн ничего не говорили её Цыганскому воображению (она много о себе чего воображает). А окончательно запутали в Географии. Посчитала Нового Знакомца, с гермафродитным Котом Машкой Атиллой, – Безродным Космополитом. Местного разлива. Толмач, кстати, владел почти всеми основными языками Европы и Югославии, включая многострадальный Русский. Правда, без Мата. Это он ещё не освоил. Как и Эстонский. За что перед моей Супругой долго извинялся. Та растаяла – и простила. Тем более, что сама всем этим богатством владеет на недостаточном уровне. А наш Толмач, с чудовищным Мадьярским Именем-Фамилией (он представился) – владеет на Юридическом. Составляет переводы туда-сюда-обратно и продаёт чужую Недвижку. Под эту филологию. Юридически грамотно. Мы у него ничего, так сразу – в этом Чёрнном Дворе, покупать не стали. За здорово живёшь. Просто тихо порадовались, что не Маньяк. Отпускает с миром, без кровопролития и затрат валюты. Удовлетворился своим личным котом Атиллой. Или кошкой Машкой. Мы не стали уточнять. Вдруг передумает, и втюхает в Темноте что-нибудь непотребное. Плохо ты, брат Швейк, Мадьяров знаешь. Друже. Приятель. И пошли себе Збогом. И Толмача-Мадьяра туда же интеллигентно отправили. По тому же адресу. Чтоб в Темноте со своим Зеленоглазым Бегемотом – Машкой Атиллой – не плутал. Но Имярек от неожиданного Финала Встречи – Машку свою, Бич Божий, выпустил. И с прежними, неистовыми в Ночи, воплями "Атилла! Атилла!" скрылся во Тьме Истории. Збогом, Друже! Пошли собираться в Венецию, паковать чемодан на колёсиках. Накупались, на Нудистов с Мадьярами и Котами налюбовались. Пора бы и Честь знать. Заняться Воспитанием Духовности. На лучших примерах Классики Жанра. Виват, Венеция! Чао, амичи! Салюти! Поднабрался культурки у Нашего Мадьяро-Хорватского Толмача.
Кёссёнён бараатом! Ссия Аттила!

Поставил меня в тупик этот Невидимый в Ночи Кот. Имя животного – на слуху. Чуть перебиваемое Промахнувшимся Акелой. Но как эта скотина пишется? У Эстонцев – даже бы не сомневался. Почти все буквы, согласные те или нет, можно смело удваивать – много – не мало.  В хаотическом порядке, всё равно не угадаете. Лишнее потом вычеркнуть. "Tallinnа Lennujaam". С Аттилой–Атиллой – сложнее. Суверенная "Комсомольская Правда" принципиально пишет "Атилла". Вступая в давний спор с пресловутым Мировым Сообществом. Но в Союзе с Навеки Братской Турцией. Кто прав? Восток или Запад? Наш Суверенный Русско–Турецкий Атилла или ихний Низкопоклонник Аттила? Вечно Юный Комсомол? Старушка Европа? Фанаты Самодержавного Деспотизма? Хилая поросль Псевдодемократии?
И вновь продолжается бой! Как трудно найти даже грамматический консенсус...

Re: Рассказы от zvezer'a

10.07.2017 22:25

СПАСИБО.

Спасибо Местным Гуманистам. Не везде Такие Добрые.

За Наивные Вопросы – "Кто кому?" Куда и сколько?
Удалён был Чудный Опус. У меня на сердце – Горько.
Растоптали Самоцветик. Чашу Яда – для Сократа.
Не войдёт Шедевр в Буклетик. Не растащат на Цитаты...
Углядели – Пропаганду Гомосек – Сексуализма.
Стерт с лица – Пера Творенье. Удостоен Автор – Клизмы.
 
У Плакучей плачу Ивы – Фонарем Офонарелым...
Ах, у Ели, у Берёзы – в Карнавальном Платье Белом...
Оттоманская Имперья – захватила Форум Брата.
Жгут Напалмом – Прометея – Правоверные Фанаты.
Ну, а я не Правоверный. Я – Чухонец – и со стажем.
Кабардинского Поэта – уважаю – Очень Даже. 

Правда, Он – не Кабардинец, а Черкес Московских Прерий.
И своим Лицом Кавказским – очерняет Мощь Империй.
А Башибузук со Стажем, Истанбул Фанат–Эразм –
Запрещает изголяться – и нести в Сердца – Маразм.
Подтирает – Блеск Шедевры. До Тимура – не пускает.
Пустоглазый Лютый Цербер – Пустолайкой лайя лает.

Но воскреснет Лысый Ленин – и в Гробу перевернётся.
Год Семнадцатый – Мгновеньем – и Весною обернется.
Посношают Монументы. Посношают Клерикалов.
Воцарится Дух Свобода. Всем тогда – Не Будет Мало.
МНОГО – тоже не привалит. Мы Его – не заслужили.
Прогибались – под Сатрапов. Всевозможных Джугашвили.

И Душителей  Свободы – и Носителей Порока -
Пожурят – и вырвут с корнем – Сауроновое Око. 
И Тимур Султаныч Мудрый – разорвёт Фанат Оковы.
Вновь услышим Рев Пегаса – и Бряцания Подковы.
Цепи Рабства проржавеют. Сгинут Злые Бармалеи.
Нас Свобода повенчает – на Руинах Мавзолея.

Re: Рассказы от zvezer'a

11.07.2017 08:41

Да-с, проникся! Сенкс.
Все одно к одному и 17 год и название нового альбома Шаова...
Жутко, братко, интересно, что же будет со страной(или сраными странами(дело вкуса))...

Re: Рассказы от zvezer'a

19.08.2017 17:28

Последняя Фанатичная Резня от 19 августа - огорчила и навеяла.

КРАСНАЯ КУНДА.
                                                                  

Эту историю я слышал от каменщика Валеры, когда работал у него подсобником. В перерывах от довольно выматывающей работы. Я замешивал ему раствор, подтаскивал кирпичи,  мотал на ус строительную науку. На бороду я её мотал, по правде говоря, вместе с его байками. 
Если вдруг история с бородой – дико извиняюсь.
 
Каменщик Валера – хороший. Он по всему Таллинну строил и окрестностям. Лицевую кладку делал.
Ну и от другой кладки тоже не отлынивал. Лишь бы хорошо платили, за доблестный труд и высококачественную работу.  Германский опыт. Три сезона безвылазно. Полулегально.
То есть жил легально, а работал – украдкой. Но от немецкой бдительности не спрячешься.
Особенно от конкурентов. Пришел хмырь и говорит: «Вызываю бауполицию, нелегал.
Но можно договориться. Ты – всё это строишь. Получаете от хозяина свои деньги.  Мы ему всё подписываем и денег ни с кого не берем. Но вся ваша работа – будет нашей. Нашим лицом. Нам – для рекламы нужен идеальный объект – и это нам подходит. Первый раз вижу такую  кладку. Согласны?»
Ни Валера, ни хозяин выпендриваться не стали. Выгодно оказалось всем. Даже конкурентам упустившим заказ.  И я до сих пор не понимаю, кто кого надул? Откуда общий профит? 

Как Валера строил в Германии – я не видел. А вот как он строил в Таллинне, в Мяхе – это да.  Это – поэт мастерка и кирпича, художник-уникум. Стены после его кладки даже шткатурить не надо. Чуть пройди шпаклёвкой – и под покраску, без всякого гипрока. Ну и байки у него весёлые:

Валера халтурил в Кунде. Строил им там чего-то кирпичное. Ещё в славное советское время. Там  тогда цементный завод был - «Пунане Кунда». «Красная Кунда», в переводе с эстонского.  На их собственном сверхплановом продукте им что-то и строил, не жалея цемента. Прямо витавшего в воздухе . Прочно и на века строил. Как и полагается настоящему эстонскому строителю. Но Валера не был эстонцем.
Он даже русским не был, если честно признаться. И совсем не тем, что вы сейчас сгоряча подумали.
Где вы видали еврея-каменщика?  В Израиле? Не смешите мои ботики!
Там одни арабы строят. По идейным сионистским соображениям. Но я там ещё не был, врать не буду. 
А в Эстонии был. Точнее – живу я тут. Давно. И всё равно не видел.

А Валера был не евреем, совсем даже наоборот.  Казаком он был. И не ряженым, а наследственным. Поэтому попусту не выпендривался происхождением, а строил на совесть. Как нерусский.
И к людям второго сорта – к подсобникам, относился по-человечески.
Грузил работой и своими байками.

Возвращаюсь в нашу Кунду. Завод, построенный советскими зэками в этой самой Кунде, до сих пор работает.  Только это уже больше не «Красная Кунда». Иностранное у неё название  «Кунда нордик цемент». Понятное и без перевода, кто Норд-Ост помнит.

Только уже без Большой Пыли. Не надо больше пыль в глаза пускать Московскому начальству. 
Мол, любим СССР, и гори он огнём. А местные эстонцы – пыль не до конца любят.
Чихают от неё и матерятся по-русски.  И главное – желают иметь непыльную работу. 

Не хотят наживаться на экстремальном туризме, как в годы Советской власти.


Сюда интуристы валили валом, чтобы посмотреть современное индустриальное поселения бывших зэка, засыпанное по щиколотку белой цементной пылью. Апокалипсис в маленьком посёлке, с красивым названием «Кунда». Ставшим центром Современной Индустрии и Мирового Туризма.  Главным образом – для  наших чехословацких друзей. Несколько неудачно перенимавших социалистический опыт.
А теперь исправившихся. Отправившихся  в СССР в принудительную поначалу турпоездку.
По льготной, поначалу, профсоюзной путёвке в жизнь. Прильнуть к истокам социализма.
Главным образом – из-за названия «Кунда». «Красная Кунда»  - запомните.

Красная Кунда,  среди необъятно белых просторов Советского Союза.
– Зимой и летом – одним цветом – а не елочка?
– Правильно, «Красная Кунда».

Совершенно побелевшая от цемента, избытка социалистической собственности на средства производства.
Перенимайте опыт. Учитесь. Постарайтесь воспроизвести у себя такую же «Красную Кунду».
Если хотите, раз уж Вам так приспичило – с человеческим лицом.
Будет зачтено, как некая национальная особенность. 
Социалистическая по содержанию.
И вам не будут вводить танки. 

Валера строил в этой Кунде домик для местных аборигенов, не владеющих мастерком. Проклиная пыль и выгодный заказ.  Он и эту Куду был готов послать, и сам смотаться  куда подальше. Казак, что с него взять. Но деньги были нужны. И он не понимал чешских собратьев по строительству социализма сначала в одной, отдельно взятой стране. Какого хрена эти-то сюда прутся? 

А перлись целыми автобусами.  Почти ежедневно. И все – чехословаки. Как будто у нас свои немцев и поляков не было. Оккупировали в отместку за 68 год  эстонскую Кунду и творили беспредел, в этой рукотворной Сахаре.

Приезжает автобус с этими наследниками Гашека и потомками Швейка. Вываливают из автобуса. Видно – уже на взводе, но сдерживаются. Начинают слушать экскурсию. И половина публики сразу падает в пыль и начинает истерику. Катается  и захлёбывается. Экскурсовод же рассказывает обычную себе историю – откуда появилась сама Кунда. Про древних жителей Кунды. Про немецких поработителей. Как в этой Кунде построили цементный завод « Кунда». Как пришли советские воины освободители и «Кунда»  стала  «Красной Кундой». Как она расцвела и похорошела за годы Советской власти. 
Как выросли производственные мощности. Как растёт производительность труда.
Про руководство «Красной Кунды», получившее ордена и медали за её расширение и модернизацию. Какие грандиозные планы на дальнейшее расширение «Красной Кунды». Экспортные возможности. Только волю дайте. Происки империализма прекратите.
Мол можем весь мир завалить. «Сделано в СССР. Красная Кунда».

Ну тут и самые стойкие чехи не выдержали своей культурности.  Прерывали речь экскурсовода непристойным ржанием и дикими аплодисментами. Как какому-нибудь Жванецкому. А потом эта  толпа белочехов сметала открытки с видами и гордостью белоэстонцев – Цементным заводом «Пунане Кунда» – «Красная Кунда».  С надписями. Латинскими буквами по-эстонски.  С русским переводом кириллицей. И тут же отсылала всем своим родным и близким. В Оплот Социализма  Центральной Европы. В Чехию и Словакию, страдавших тогда  нерушимой дружбой.

Валера, уже заработавший здесь себе первые признаки силикоза, решил поинтересоваться. Чему так радуются наши меньшие братья? Не готовят ли измену? Не шлют ли шифрованных сообщений, пользуясь гостеприимством? С планом секретного цементного завода, засравшего всю округу? 
И подкосившему Валере здоровье? Заглянул писателям в открытки. Никаких секретных схем.
Буквально несколько слов с восклицательными знаками.  Что-то вроде:
«Мы побывали в настоящей Кунде!».И обратный адрес у всех.  Крупными печатными буквами. 

USSSR – KRASNA KUNDA.

Все  купили ещё по открытке, проштамповали тут же в почтовом отделении. И засунули как реликвию. Поглубже. На память. Редкий сувенир из далёкой Державы, родины танков Т-34.

Валера не был уверен в своём знании и до конца понимании дружеского славянско-чешского языка.
Тем более иностранными буквами. Казак Валера и эстонского-то толком не знал.  Ему потом гражданство дали лишь за заслуги перед Отечеством. Перед Эстонией. А не перед Запорожской Сечью. Достоинство которой он всё равно не уронил. Потому  что умеет хорошо класть кирпичи. Вам так слабо, и мне тоже. Остается только зубы скалить. Тем более Сечь здесь не причём, Валера – Донской Казак.
Но с Эстонским Гражданством. И это звучит гордо. За что – уже знаете. За заслуги.
А не за знание эстонского языка, как у некоторых прирождённых придурков.

Тем не менее братский славянский язык понять очень даже хотелось. А то все ржут – а он только пыль глотает. И кашляет силикозом. Чехи – народ добродушный. Зла не помнят, не эстонцы. Тем более что танки последний раз у них в 68 году  были. И они охотно поделились своей радостью.

Охреневший Валера по-быстрому закончил строительство социализма в этой самой пресловутой Кунде.
Собрал свои манатки и уехал к чертовой матери из этой Кунды с её силикозом. И потом долго всем рассказывал, где он  так удачно побывал.

 «Где-где – в «Красной…КундЕ»


Гугол-транслейтор у всех имеется.
Не маленькие.


Советский Союз  давно канул в лету. Эстонская КУнда живёт – и работает. И Цементный завод пылит потихоньку, не так агрессивно. Чехи со словаками культурно развелись. Поток диких туристов из союзных республик – Чехии и Словакии – почти иссяк.  Страсти улеглись.

Но если вы их спросите, не хотят ли они все обратно в СССР – чехи, словаки, эстонцы… да и местные, эстонские казаки,  - вас пошлют в КундУ.
В Красную КундУ.