«Тут у нас приют убогого пиита...»

Re: Рассказы от zvezer'a

11.09.2015 23:24

КЕРКИРНЫЙ ТРАЛИВАЛИ ПОЭГ.

Небо ясное Эстланда. Голубеет неба свод.
Европейская столица – Ревель-градец, Таллинн-порт.
После Греции небрежной – сладок мне Чухны покой.
Огорчает соплеменник – русский парень молодой.
Это резвое потомство оцыганенных карел –
Критикует производство Аполлониевых стрел.
Всуе хает богоданный стихотворческий талант,
Как завзятый Академик – сочиненья аспирант.
Порожденье грозной Кармы, Олимпийской бабки внук
Посягнул на Папин Гений – Дилетанта Всех Наук.
Мол, Пегас разит конюшней. Нет размаха у крыла.
Муза с Лирою и Арфой – не того тебе дала.
Юный Фраер – упрекает за корявый стиль стиха.
За отсутствие деталей в описании греха.
Амфора – с тягучим ядом переквашенных цитат.
Не в гармонии с гармонью ассоциативный ряд.
Мол, неясно излагаешь. Твой глагол стоит колом.
Мало вкуса в нём и толка за обеденным столом.
Жечь сердца он не годится, даже гриль – не тот размах.
Налетит торнадо-время – пепел слов развеет в прах.
Ваш, Папаша, юмор плоский – для пришибленных умов.
Рифмы уровень сиротский – ниже плинтуса полов.
Я, конечно, понимаю – это лучше, чем запой.
Но пожалуйста, умерьте – пыл. И голос громовой.
Не пугайте Внучку блеском сумасшедших Ваших глаз.
Притушите Аполлона. Сократите стрел запас.
Занимайтесь терапией – пылесосьте комнат пол,
Чтоб врачей не беспокоить и не делать Вам укол.
Не привязывать к кровати, валерьянки не давать.
Берегите Вашу Карму – нашу Муськинскую Мать.

Здравствуй Племя Молодое, критиканов Злая Рать…
Не вяжите Папе руки, чтобы Музу не согнать.
Разевайте рот ширее – чтоб наслушаться Чудес
Из Варяг прошедших в Греки Предков – Баловней Небес.

Муза, дай скорее Лиру. Или Арфу. Иль Гармонь.
Я в обнимку с Аполлоном – понесу вам аполлонь.


КОРФУЦИАНСКИЕ ХРОНИКИ.

Мы – недолго собирались. С Таллинна – не с Дюссельдорфа.
Домечтались, дотянули – едем в Грецию, на Корфу.
Или если вам обидно – прямиком летим в Керкиру.
Не из Хельсинки тумана, мимо Родины Мортиры.

Не стрельнула в нас ни разу. Не попала. Либо-либо.
Гуманизма – до отказу. И за это Ей – спасибо.
Из Варяг ненастных – в Греки. Из ненастья – к солнцепёку.
Наш полёт «варяжских гостий» для бюджета вышел боком.

Тыща баксов полноценных растворилась в Чистом Небе.
Но нельзя же вечно думать о насущном только хлебе!
Не прожить без витамина, не прожить без Солнца Юга.
Не прожить без приключений – вас цингой задушит вьюга.

Хоть вся задница в заплатках – результат считать неверным –
Хочется вкусить Амброзий в древнегреческой таверне.
Мы цыганской видно крови – я и Милая Супруга.
Не прожить нам без Керкиры, хоть утла сия лачуга.

СУРОВАЯ КАРМА.

ЗАПЕВ.

Познакомил Крыма Берег. Нас венчало Сине Море.
Балтика волной ласкает, леденея на просторе.*
Малосольная, без крабов. Без рапан – одна салака.
Даже слёзы солонее – ну а мы не будем плакать.

На недельку, со второго – в Ионическом заливе
На Керкире, в древнем Корфу – позабуду я о пиве.
Будем здесь вкушать «Метаксу», винограда кисти лопать.
Вин Эллады ароматы – и развалин древних копоть.

Маски взяли, ласты взяли – их не скоро мы откинем.
Будем жариться на Солнце и купаться в Море Синем.
В ионическом Заливе. В Адриатике. В Элладе.
Задыхаться от припёка – и мечтать о снегопаде.

Солнце выбелит седины. Треснет как бюджет корыто.
Мы опять ныряем в Море, в древней Юности открытом.
Ощущаем соль губами – горечь моря у Эллина.
Юность – снова наполняет – и гремит кимвалом Лира.

То есть Муза – я попутал, барабанит на кимвале.
Получите в лоб Поэму – траливалю Трали-вали.
Вдохновлённый Греков Музой – сам бряцаю струны Лиры.
Ужасаются Медузы – мы добрались до Керкиры.

КАПЛЯ ЯДУ.

«Кико! Кико! Это НАШИ.» – Тётя пса журила тихо.
Это было в прошлой жизни. До Слученья Крыма лихо.
Здесь на Крым похоже очень – Море, Солнце, Горы, Скалы.
В нашей жизни проэстонской Крыма нам не доставало.

Вот его «вернули» – НАТЕ. Вы мечтали – получите.
Отобрали – это «НАШЕ». Зря Украинцы вопите.

Никогда я не поеду – в «Крым Сакральный». В Гагру. В Сочи.
Не полезет в моё горло уворованный кусочек.
Не взглянуть в глаза татарам. Не взглянуть в глаза соседям.
Обернулась Русь-старушка – Бурым Гопником-Медведем.
Обуревшим в Беспределе – Драным Шатуном из Сочи.
Каин, нож вонзивший в Авель – и оттяпавший кусочек.

Мама – Мама… Русь Святая… Ламца-дрица гоп-ца-ца…
Тятя. Тятя! Наши сети притащили Мертвеца…

И ходи с прокисшей мордой средь Эллинов Храбрый Росс.
Сам себе не виноватый… Крыма портит жизнь вопрос.
Кривит стан вопрос Осетий. Кособочит Гагр вопрос.
Сколько можно тибрить, дети? Веселится Храбрый Росс…

Мы не гопники, Братаны? По понятиям живём?
Гей-страны отар бараны – тухлый кус говна жуём.

Жуйте-жуйте. Так привычно – прожевал – и снова в рот.
Крымзданули Крым – отлично. Крым – оно не бутерброд..
И в Керкире, зря Орёлик – две главы на Пушке-старь,
Представляю, как на Корфу прётся Русский Государь.
Ушаков мостил дорожку. Вместе с Турком – бился Росс
И Британцем – с Бонапартом. Повергая в пыль Колосс.

Всех Империй вожделенья – обернутся синяком.
Битой Жопы сожаленья – подзабыты Мудаком.

С тухлой рожей Лысый Карлик – Крошка Цахес правит бал.
Почему же тут, в Керкире, отдыхает Росс-амбал?
Не хватило Моря Крыма? Карадага и Мисхор?
Ходит Федя по Керкире, затаив в трусах топор.
Выбирает тут Старушку, чтоб отметить ей Любовь.
Утянуть у Греков Остров – и пролить за это кровь.

Наши Деды воевали. Воевали и Отцы.
Много Чудного покрали. В воду спрятали концы.

Мы идём Дорогой Дедской – тоже крымздим всё подряд.
Мы – умеем тибрить с детства. С детскосада. С октябрят.
Третий Рим – ну чо ты хочешь. Тибр среди московских зим.
Пиза – тоже нам родная. Тибрим, пИздим и пиздИм.


ГРЕЧЕСКАЯ КАРМА.

Я живу с тяжёлой Кармой. За грехи мои и блуд.
Не с красоткой-куклой Барби жизни я делю уют.
Моя Милая Супруга – из Карел и из Цыган.
Жизни я не знал молодчик, из Хибинских Гор пацан…

Думал – девочка простая, трали-вали, как дела?
Эта Рыжая Стервоза в оборот меня взяла.
Закрутила. Завертела, нарушая жизни круг.
Зацепила. Окрутила – для моих душевных мук.

Увезла из Тундры Милой – от Оленей и Лосей.
Не дала пропасть дебилу и от пьянства окосеть.
Не дала проникнуть в тело радиации АЭС.
Где мои Полярны Зори? Где мой карликовый лес?

Родила детишек стаю – ну, конкретно, скажем, двух.
На Эстонской почве ныне порасцвёл Хибин Лопух.
И влачу свои делишки – из Варяг летаю в Грек.
Что творит с людями Карма – чем Господь меня обрек…

Сотворить намаз во Храме – на горе, в Монастыре
Волочит меня Красотка в рань по Греческой Заре.
Отдавая Богу свечку – к Посейдону держит ласт.
И смывает грех невинный. И других грехов балласт.

И Милосскою Венерой – при руках и все дела –
Выбирается из пены – и кусает удила.
Ржёт конём и бьёт копытом. Молодой задор в глазах.
Слава Зевсу! Посейдону! И Христу! Велик Аллах!

Озирая свою Карму меж оливковых дерев,
Что убила жизнь с дебилом – ни черта не озверев,
Достаю с кимвалом лиру, чтобы сбацать ей сонет –
Искупатой в Море Синем – для со мной дальнейших бед.

Откочует Славный табор – скажем в пару человек.
Я ослом пошёл ей в пару – груз забот тащить вовек –
Ласты, маски, полотенце. Смену нижнего белья.
Развлекать её, красотку, и стихов травить ля-ля.

Резва бабушка-старушка, засидеться не даёт.
Корфу, Родос. Где же кружка? Лагос – вам не бутерброд.
Ровинь, Пула. Три прихлопа. И Венеции потоп.
Это всё моя Старуха. Моя Карма – круглый год.

И седа её причёска. Дыбом встали волоса.
Полосатая тельняшка опоясала чресла.
Грек с печалью жмёт ей руку – хочет Карму поменять.
Получите – накось-выкусь. Твою греческую мать…



ПАЛЕОКАСТРИЦА.

Палео, её КастрИца. Хмырь унылый на горе.
В робу чёрную одетый – кормит птичек на заре.
Собирает апельсины – чтобы кушать витамин.
И потеть в молитвах жарких, разгоняя скуки сплин.

Всё в цветах – сплошные розы. Прутся бабы на помол.
Ну, а он, постриг принявший – не сменил мужицкий пол.
Бабы в шортах, без платочков. Лезет попа из трусов.
Бедный попик в робе чёрной снял с монастыря засов.

Открываются ворота – заходите, господа.
Дамы – тоже. Боже правый! Монастырская беда…
Как держать обет монаху? Раздирает робу плоть.
Книксен делают мадамы – чтоб больнее уколоть.

Палео, её, КастрИца. Монастырский в бабах двор.
Отец Сергий в искушеньи точит Фёдоров топор.
Иль точнее – Родионов. Чем студент глушил старух.
Иль себе оттяпать что-то? Трепещи и пой петух!

Петухи орут дурея – кукареком на заре.
Тридцать восемь – жуткий Цельсий. Не в июле – в сентябре.
Бедный чёрненький монашек… Знал бы ты, на что обрек
Плоть мужскую – среди бабства… Интуристок голых трек.

Улыбаются развязно. Глазки строят в полумрак.
Томно, нагло и отвязно. Что поделать – сам дурак.
Лучше б Вакху поклонялся – пил вино, гоняя коз.
Интуристок крыл сезоннно – и дышал как паровоз.

Палео, её, Кастрица. Хмырь унылый на горе.
Принял б постриг мусульманский – кайфовал б в своей норе –
Среди Гурий и Эдема, сколотив из баб Гарем.
Трубку мира покуривших – на Земле вкушал Эдем.

Но не Турок он, а Грек. Наш, Советский Человек.
Совершенно Православный – и кукует жизни век.
Ни себе – ни бабам счастья. Выбрал грек себе удел.
На него полюбовался – своей Кармы захотел.




БРЕМЯ СУПРУЖЕСКОГО ДОЛГА.

Я влачу супруга бремя – на себе таская ласт.
Непотребного на суше – Моря Южного балласт.
Как пингвин бреду по брегу и нагружен как ишак –
Чтобы плавать в море – рыбкой – не кирзовых кож башмак.

Шевеля проворным ластом – птичка божия крылом –
Входим в царство Посейдона – райских рыбок мокрый дом.
Моя Милая Супруга – из приличия красы –
Пузыри пуская в воду – мочит лифчик и трусы.

Это девы – голой грудью озаряют пляжа гриль,
Но стара моя Старушка, порожденье Изергиль.
Соблюдает все приличья. Не мелькает голый зад.
Эх! Годков бы сорок сбросить… сорок лет тому назад…

Но течёт упрямо время. Синяя волна кипит.
Я делю с Супругой бремя. Под трусами. Инвалид.
Я Хибин покинул Тундру для Ея прекрасных глаз.
Рыжих локонов причёски и грудей иконостас.

Как репей прилип к Красотке, оказавшейся Змеёй.
Мне сулившей норов кроткий и пустившей на постой.
И обвивши страстно душу, как лиана – старый дуб
Губит-сушит. Сушит-губит. Сделав с дубом совокуп.

И прекрасна, как Цирцея, оседлавша порося –
Моя Милая Супруга – с тундры сдёрнула Лося.
Приручила, одомашнив, Заполярной Тундры скот.
В человека превращает. Тридцать третий скоро год.

Жизни я не знал молодчик – и попался в сей капкан
Изергиль-старухи Кармы – карелоидных Цыган.
Папа ей – Юри Юфаныч – меня дрыном воспитал.
Чтоб не лапал его дочек, Тундрой вскормленный нахал.

Прививал Архитектуру, расширяя интеллект.
Чтоб Барокко с Югендстилем не попутал претендент
На евонной дочки руку – и на сердце, в сад клубник.
И учил уроки стиля хибиноид-ученик.

И теперь, на знойном Корфу, отдавая Карме честь –
Говорю жене – спасибо. Что была. За то – что есть.
Юбилея не дождавшись – снова Крымский видим Юг.
Не украденный гоп-стопом. Греков Корфу, Милый Друг.

Ставим в Божьем Храме свечку. Песни греческих монах.
Пыль господня под ногами. Моря синь. Велик Аллах!


ГРАНЬ ПРИЛИЧИЙ.

Объясни мне грань приличий, моя Милая Жена.
В монастырь – в тельняшке прёшься, как матрос наряжена.

Фотку делая с монаха – получила слов укор.
Полосатая Девчонка – хулиганит до сих пор.
Шапокляк – годится в дочки, а туда же, та же прыть.
Грань приличия не терпит – норовит переступить.

И в своей преступной страсти – нарушать запреты Грек –
Лихо прётся чрез барьеры цыганутый человек.
Моя Милая Супруга, непоседливой козой,
Щиплет плющ декоративный с виноградною лозой.

Ездить хочет – без билета, повергая Греков в шок.
Чтоб сдавали – сдачу ровно – в ейный денежный мешок.
Чтобы График соблюдая и Приличия блюдя –
Никуда не опоздали. Жизни нет от ей людЯм.

Я привык к Ея причудам – пережитку старых дней.
Прадед Ейный петербуржский – жил у Клодтовых Коней.
Строил хату в Петербурге – не достроил. Вышел весь.
Дед свалил к Карелам в Чухны – лес валил Карел и Весь.

Сам Карелкой обзавёлся – сохраняя генофонд
Среди Царства беспредела и Онежских хмурых вод.
Что творилось! Чудо-юдо – среди Хладных Финских Скал.
Знал бы дедушка Кондратий, мой ижорский аксакал…

Допилился – сел вчистую. Получил свой пятерик.
Обозвал жида – евреем, свой еврейский пряча лик.
И с прононсом от французов, сам картавый и носат –
Получил тюремный тельник, стал как зебра полосат.

Внучка – в Деда-беспредела. И досталась мне женой.
Вся в тельняшках, при параде – ЗэКою разря-женной…
А в моём семействе честном – никто ЗэКой не сидел.
И глядю я с осужденьем на супружий беспредел.

Эта мне Левиафана предназначена Судьбой…
Культа личности наследье с Йерихонскою Трубой.
Протруби отбой, Подруга! Перестань тиранить Грек.
Греки – это тоже люди – перепутавшие век.

***
Да и Мужу – дай покою, как держать при вилке нож.
С моей Милою Супругой – стал к интеллигентам вхож.
Поднабрался низких истин у порядочных людей –
Не творить Гоп-Стопа всуе среди херров и лядей,

Не сигать через барьеры, соблюдать моральных норм.
И в носу – не ковыряться за обеденным столом.
Преступать чрез грань приличий совершенно не могу.
Тесть мой, свет Юри Юханыч – излупил б меня в рагу.

Он ширинки рвал Швейцарам за отсутствие манер
В годы Брежнева Застоя – пред скончаньем эСэСэСэР.
А потом, штаны державших – бил по физии тупой.
По сопелке, по жевалке – чтоб работал головой.

Тесть давно в сырой могиле, камень сверху тяжелит.
Я манер не приступаю – вдруг воскреснет Инвалид.


НОВЫЕ ГРАНИ.

Тырить мелочь по карманам, писать прямо из окна,
Бить бутылки в унитазе – запрещает мне жена.
И теперь – во Храм Господень, чтобы Богу угодить
Ходим мы с моей Супругой по церквушкам. Мать их ить.

Спиридоны, Соломоны, всех святых Пантелеймон,
Пётр-Апостол, князь Владимир, Игорь князь и князь Гвидон.
Поразбросаны у Греков в самых разных городах –
До хрена у них святыней – да простит меня Аллах.

Он – Акбар, Христос Распятый, со святыми упокой.
Типа Иеговистов. Адвентистов. День седьмой.
И в тельняшке полосатой, средь монахов сея блуд,
Моя Милая Супруга – за культуру ставит «Уд».

Я теперь весь воспитатый. Обкультурен, как горох.
Я ни в чём не виноватый перед Кармой – видит бог.
И за что такие муки – прёмся утром на заре
В Монастырь Пале-Кастрицкий среди Моря на Горе.

И пугая всех тельняшкой, сделав юбку из платка,
Лихо фоткает бедняжку – монастырского братка.
Тот стесняется, брательник. Машет женщине – перстом.
Нет бы, с братскою любовью, двинуть в лоб – святым крестом.

Пораслабились, ребята. Разморил вас солнцем Юг.
Среди бабства и разврата свой проводите досуг.
Мыло варите с оливок. Жмёте масло для продаж.
Плюс винишко и ликёры. Где Монашества кураж?

Амулеты, сувениры. Свечки весело горят.
Анакондою туристы из автобусов валят.
Суета сует суетна. Где Монашеский Покой?
Моя Милая Супруга – Тайну Века приоткрой!

Ты сама Столпотворенье поддержала, кинув евр –
Монастырских сувениров – на изысканный манер:
Мыло-масло, пару свечек. Травку – чтобы покурить.
Вспоминая Богоматерь Иисуса – мать их ить.

Сэкономивши на юбке, опоясав шалью срам.
В шляпке сине-мусульманской, будто приняла Ислам.
И в шальварах выступая, словно Гурия в гарем,
Монастырской шатьи-братьи нюхаешь продажный крем.

Перебрав сто амулетов, покупаешь мыл кусок,
Что сработал утлый кельник, из олив давивший сок.
Этим громким сувениром, обозначим свой уход –
Снова – в Царство Посейдона. Афродит-Венер оплот.


ЛОРЕ-ЛИА.

Лорелиа в пене белой, Афродитой на скале,
По Ла-Гроте Палькастрицкой совершает дефиле.
И наскальной Афродитой, слыша вежливый «бонжур»
От французов и от греков – греет кожи абажур.

Отбонжуренной Эвитой продолжает жизни тур,
Совершив весьма похвальный милосердия ля-мурр.
Морщит носик от соседей – «итальянский перекур»,
Русских сэров-ледей херов игнорируя сумбур.

И Мадонной Знойной Юга – плещется средь вод Ла-Грот,
В жерле бывшего Вулкана, ласты взявши в оборот.
Среди рыбок Золотистых, чёрных с иглами ежей,
Звёзд морских – весьма лучистых, не к кобыле хвост пришей.

Скалы острые рокочут, разбивая синь волны.
Брызги, пена, вопли Греков. Лодки – немцами полны.
Ну а мы – могучим ластом рассекаем синих вод.
Немцы – рты пооткрывали, как старушка когти рвёт.

Вся она, в святом запале – лихо прыгает с доски,
Придержав трусы руками – чтоб не рвались на куски.
Заплывает за фарватер и пугает корабли.
Греки ей б – поубивали. Но заплачены рубли.

То есть – Драхмы. Лепты. Евры. В общем – Золотом расчёт.
Грекам должно улыбаться – и в улыбке кривить рот.
Мол, Прекрасная Маркиза, не могли б Вы, вашу мать,
Осторожной быть старухой – за буйки не заплывать.

Не калечить Греков катер – не Матросов, чай, солдат,
Чтобы телом – винт попортить и себе порезать зад.
В Синем Море волны плещут. Лодки немцами полны.
Ну а мы – могучим ластом – рассекаем синь волны.

Лорелия в пене белой, Афродитою средь вод,
Как Горгонная Медуза своим Щупальцем гребёт.
И пугает рыб подводных, и надводных Немцев флот
Лореляею-Русалкой ласт пуская оборот.


ПОЛУМЕРТВЫЙ СЕЗОН.

Корфу. В скалах побережье. Осень хлопает крылом.
Море теплое трепещет. Интуризм стоит колом.
Золотой Сезон окончен. Схлынул Немец и Француз.
Итальянец укорочен. Англичанин стал кургуз.
На закрытие сезона – прут Славяне из Поляк.
Чехи, Сербы, Украинцы. Русские – кто не дурак.
Белорусы – что от Батьки убежали в Дойче-Ланд.
Скидки, скидки, скидки, скидки. И гудит Славян Джаз-банд.
Русь Святая – вся с крестами. Давит драгметалл живот.
Тянет выю цепь златая. Надрывая – голос рвёт:
«Мама! Мама! – по мобилю – Слышишь ли меня Москва?»
Петухов полудних крики глушит русское «Ква! Ква!»
Итальянец укорочен. Англичанин стал кургуз.
Золотой Сезон окончен. Схлынул Немец и Француз.
Море теплое трепещет. Интуризм стоит колом.
Корфу. В скалах побережье. Осень хлопает крылом.


ТЕНДЕНЦИЯ.

После хладных ширь Сибирей и глубин Таёжных руд,
После Вологды немилой – Брег Эллады Тёпл и Крут.
Я гляжу на русских женщин, поневоле впавших в Грек.
Хлад на Зной перековавших. Широту сменивших, Век.
Здесь ОНО – совсем ДРУГОЕ. Но – хорошее, гляди.
Вот детишек уже трое, и четвёртый – впереди.
Хоть вином залиться можно – Греки знают меры суть.
Бабам нужен – трезвый папа. Славянин – не обессудь.
И сбегают Девки к Грекам. И идут в Эллинский плен.
Помоги им, Боже Правый! Сохрани российский ген.


МОИ СОЖАЛЕНИЯ.

В виде утра процедуры – мы ныряем в Моря гладь.
Грех смываем в виде пены – наступает благодать.
Озирая зелень горный и пустынных галек пляж –
Постараемся запомнить Дивный Греческий Пейзаж.
Узкий серпик – тонкий месяц в синем небе – Божья Блажь.
Аполлоном Солнце всходит, озаряя горный кряж.
Моя Милая Супруга – развернуться не даёт.
Приземляет отношенья. Обрывает мысль полёт.
Полосатая тельняшка очень ей идёт к лицу:
– Смирно! Вольно! Ложку вынуть! – Раздаётся на плацу.
В мусульманский шаль Пророка замотав волос струю,
Прекращает сумасбродство: «Разговорчики в строю!»
Петушок ей подпевает кукареком на заре.
Это было – в чудном Корфу. Рядом с Морем. В сентябре.
Наша бедная лачужка – жёлтый домик на двоих.
Колыхаются оливы и пейзаж покойно тих.
Мандарины и лимоны. Виноградная лоза.
Фиги, грецкие орехи. Кем-то драная коза.
Средь олив в Священных Рощах – отошёл душевный псих.
Я расслабился маненько, написав Поэмы Стих:
«Прокричи мне «Кукареку!» на рассвете петушок!»
Ехал грека через реку – испытал культурный шок.

Крабы, раки и омары в ресторации лежат.
Зелены ещё оливки. Зелен греков виноград.


ЧО ПОЧЁМ.

Скалы, камни. Дракониды. Огнедышащий Дракон
Полыхал и камни плавил – мел – в карбон и силикон.
Камни в дырках – режут ноги. И остра Драконья Кость.
В море Синее – с Зелёным – утонул Драконий Хвост.
Рыбки кружатся Златые. Дремлют чёрные ежи.
Красной Звёздочкой – морскою – были мы поражены.
Греки в лодочках катают, рвут последнюю деньгу.
Наслаждаться этим Раем – забесплатно не могу.
Здесь Архангелы крутые, без грошей тебе – отлуп.
Денег нет – езжай в Россию. Для тепла – носи тулуп.
Если хочешь Солнца Юга – заплати жилищный взнос.
Да, простые Греки люди. Портит Денежный Вопрос.
Чтоб с долгами рассчитаться – с иностранцев рвут штаны.
За курортов Корфу пляжей – рвут с меня и рвут с жены.
И в коротких шортах Юга возвратимся мы домой –
Чтобы снова заработать отдых в Греческий Отстой.
Фото делает Супруга – чтоб не выветрил Склероз.
Будем ими умиляться, грея душу, хвост и нос.


БЕЗМЕТАКСОВОЕ.

Не вкусил «Метаксы» сладость – помешала мне Супруга.
Не украсил ей ни разу проведённого досуга.
Пробавлялся лишь винишком – молодым, подарком Корфу.
И вакхическим скандалом не пятнал Поэмов стрОфу.
Сохраняя ясность мыслев после литра возлияний –
Объяснялся ей в Любови, требуя взамен лобзаний –
Чтоб Поэтом величала, Гением Строфы и Слога.
Чтобы выпить ещё литр – под надуманным предлогом.
И добившись разрешенья, совершая домоганье,
Покупал ещё бутылку – для приятного свиданья.
Красное вино «Келари» – вы такова не видали.
Я же – пил его стаканом – и варганил «Трали-вали».


ОТХОДНАЯ.

Я откинул свои ласты. На глухой чердак забросил.
Проворонил своё счастье. У меня на сердце осень.
До свиданье, Дивный Корфу. Здравствуй, Балтики прохлада.
Нету золота на листьях – предвещенья снегопада.
Но уже холодный Цельсий мне тоску на душу лОжит.
Типа – «Болдинская осень» – под балдой бывает тоже.
И заезженною рифмой, украшая образ новый,
Становлюсь Душою – чище, Кармы сняв рюкзак тяжёлый.


ПОСТ-КОРФУЦИАНСКИЙ МОРФЕЙ.

Моя Милая Супруга – из потомственных Цыган.
Своей жизнью кочевою – запятнала много стран.
Тянет табор в Сине Небо, в журавлиных птичек клин.
Мхом она – не обрастает, Шар Земли крутя как блин.

Но покончив с приключеньем – отправляется в кровать.
На Супружеское Ложе – телом мирно почивать.
Моя милая Супруга так в постели хороша –
Замирает моё сердце и поёт моя душа.

Не будите злую Карму – пусть она тихонько спит,
Над балдой моей не вьётся – лишь тихонечко сопит.
Утлых дней моя Подружка, спит Красавица Стервоз.
На Ея гляжу – и млею. Нос Ея ещё подрос.

Нюх Цыганский обострился, вам на ручке погадать?
Угадать хотите Карму? Не будите, вашу мать!
Спит Подружка дней суровых. Чёрный Ворон – не кружит.
Да, храпит она немного – но совсем не дребезжит.

Не будите, дети Лиха – чтобы не было скандал.
Я – заткнулся. Умолкаю. Хау. Всё уже сказал.

Re: Рассказы от zvezer'a

15.09.2015 22:41

РИЖСКИЙ БАЛЬЗАМ. Легенда.

1. Вводная.
Чтобы сориентировать Вас во времени и пространстве. Чтобы не заблудились в Дебрях Времён на необъятной территории. Шестой Части Суши. Ранее называемой иностранцами ЧиЧиЧиПи. По первым буквам этого новообразования на теле Планеты Земля в 1917 году. Окрещенного так Лениным в 1922-м. На зло буржуям. И их пособникам – фашистам, нацистам, белофиннам и японским милитаристам. Белоэстонцам, белолатышам, белолитовцам, белополякам.
Кроме союзных белорусов. На радость рабочему классу пролетариев всех стран.
Они там и пролетели, как фанера над Парижем. Но это случилось много позже.
В 1991-м, при ГэКэЧэПэ. Когда накрылась вся эта лавочка.

А пока:
Советские времена. Питер. Общага Политеха. Друзья-сокурсники посетили Ригу.
Делятся впечатлениями. Столицу ЛССР посмотрели, с одной стороны.
Себя показали – с другой.

ЛССР – бывшая некогда Буржуазная Латвия. Не путать с другой ЛССР – тоже бывшей Буржуазной, но уже Литвой. Там Вильнюс столица и ещё Каунас. Ехать в Литву из Питера – долго. Чёрт знает сколько и куда. Находится почти на краю света. Аж рядом с городом Русской Славы – Калининградом. Дикий Запад России и Советского Союза. Глушь. А Рига с Латвией – рядышком с Питером. Столицей бывшей Российской Империи. Ленинградом Белых ночей. Ближе только эстонский Таллинн. Одна белая ночь в поезде (или одна – черная, за пол цены по студенческому) – вот она Бывшая Заграница.
Рига – и вся Латвия вокруг. С Рижским взморьем, Даугавой, холмами и замками. Тогда, в те далёкие времена, семидесятые годы прошлого века (с ума сойти, как века летят!) – вполне Социалистическая Республика. С уже сложившимся дефицитом и пролетариатом из России. С небольшими капиталистическими пережитками. Буржуазными отклонениями от линии партии в виде Рижского Бальзама и Домского Собора с Органом. Ударение – на втором слоге – оргАн. Это для тех, кто культурой не отличается. И бальзам не для бальзамирования трупов покойников в мумии в том же Соборе. И не вьетнамский – для ещё живых, но с болячками, наружно. «Рижский Бальзам» – для употребления внутрь. В виде алкогольного напитка. Вполне живыми людьми. Больными и здоровыми. Без разницы. Но в меру. Очень даже, по русским меркам, маленькую. Непривычную. Двадцать грамм на рыло неразбавленного продукта. Максимум – пятьдесят. И Вам будет хорошо.
Так утверждала недобитая буржуазно-латышская рекламная пропаганда. С кофе. Чаем. Натурально. С водкой, если Вы всё-таки русский и Вам уж очень невтерпёж.

Весьма даже ценный и вполне дефицитный продукт. В кафе-ресторане – пожалуйста. Пейте. Шолом! Людзу! С собой – нет. В магазинах – облом. Свейки! Всё выгребли руссо-туристы, спрятали балто-фашисты. Только по двойной цене из-под полы. Палдиес! И то, если культурно улыбаетесь в их фашистскую морду и слова нужные употребляете: «спасибо», «извините», «пожалуйста», «будьте любезны». А не «мужик», «бля», «дай-ка», «нахер». Или ещё чего, подзабористей. Короче – забыть, бля, язык берёз и осин нахер! Родных русских заборов и сортиров им не цитировать! Вести диалог вежливо. На фашизм в виде бабочки у официанта внимания не обращать. Проявлять великодушие Победителей этого ложного вероучения.

Сразу тыкаете ему в нос – свою культурность и щедрость: Беру продукт в таре за два тарифа! Без чека и стука! Вот паспорт – давно за восемнадцать. Не маленький. Вот прописка – питерский ленинградский студент. А не местный стукач. Очень хочется, дяденька, господин хороший, сувенир из Риги. На деревню дедушке. Пожалейте сироту. ДАвите на слезу. На природную сентиментальность латышского фашизма. Его бессмысленную жалость к сироте-дедушке.

И прячете поглубже в карман заветный керамический коричневый пузырёк на пол-литра. Если договоритесь по-хорошему. С чёрной огненной жидкостью. Для поддержания пошатнувшегося за годы учёбы и пьянки личного здоровья. Малыми дозами предварительного бальзамирования своего будущего трупа. Помня заветы Ильича из мавзолея Ленина – Учиться, учиться и учиться у буржуазии всякой херне. Для счастья и победы окосевшего пролетариата во всём Мире.
А не в отдельно взятой и недобитой Латвии и её подельницах – Эстонии и Литвы. Которых истинный русский в микроскоп не различит. Только по фирменному "Рижскому Бальзаму" и "Ваннна Таллиннну". Который эти «руссские» пишут с одним «эн» – а я аж с тремя. Из уважения к традициям нацменьшинств и их маленьким слабостям. Не изжитым, в силу недобитой буржуазности. Короче, сплошной фашизм на марше.

Так вот. Съездив в Ригу и навеки забальзамировавшись, мои товарищи делились ценным опытом поездки в кап. Республику. В Латвию. До Литвы они не доехали. Все приключения - в Риге.


2. Рассказ первый. По горячим следам смелых путешественников.
Ещё раз. Для невнимательных Альцгеймеров. Питер, Ленинград, общага Политеха. Лесной 65. Студенты-физики. Гидро-аэродинамики. Или ещё чего физико-механического. Делятся опытом культурного употребления чумы двадцатого века, тамошнего одеколона – Рижского Бальзама:

"Припёрлись себе в Ригу. Идём по Главной дерибасовской улице Ленина с монументом Свободы. «Баба – три звёздочки» над городом. Такая хрень в честь освобождения от немецко-фашистских оккупантов. С пятиконечными победными русскими звёздами. В количестве трёх штук. Что тоже по-русски. Приятно посмотреть. Решили это дело отметить. В местном кабаке. Кафе с кофе-пирожными. Дрябнуть чего посущественней. Их фирменного одеколона.
Почувствовать этот аромат Старой Риги. Старорижского Бальзама бривибаснуть.

Зашли. Культурно так. Но противно – за столиками одни фашисты недобитые сидят. Все такие культурные – смотреть не на что. Кофий пьют из маленьких чашечек. Таких малюсеньких, с блюдечками. Блюдечками и чайными ложечками. Тоже небольшими. Не столовскими. Не алюминиевыми. Вот, гады! Пирожные на тарелочках, рижские. Мелкие – и без всесоюзных розочек! Не доросли ещё эти латыши до социалистической культуры потребления!

Пирожные эти лениво ковыряют, кофе церемонно отхлёбывают. Рюмочки рядом стоят. Мелкие. Микроскопические, даже на фоне их чашечек. Хуже, в смысле – гораздо мельче, родных отечественных стограммовых мерзавчиков. Грамм на пять – десять. Или даже – на семь-восемь. Восемь на семь. Мать вашу.

Знаем, что они там пьют. Наслышаны. Местный черный дефицит. Пресловутый Бальзам. Экономят, жмоты, удовольствие – не пьют, а скорее нюхают. Занюхивают одну чёрную бурду – другой. И наоборот. Изображая этикет и утончённость натуры. Фашистской натуры, пробивающейся в виде ехидных взглядов. На жизнь в целом, и на нас – в частности. Но молчат. Помнят сороковые-роковые и кто в доме хозяин. Между собой только переглядываются. И на нас слегка косятся, гады.

Смотрите, смотрите. И запоминайте. Мы – Питерские. Ленинградские студенты. Будущие хозяева Страны Советов.
А сами – к бармену:
– Мужик, дай-ка полбанки вашего фирменного бухла, забальзамироваться.

Ждём у стойки. Официант раздеться предлагает, за столик сесть. Мы ему жестом – всё нормально. Будем тринькать не отходя от кассы. Шеф пугает акцентом – на вынос не продаём.
Нам и не надо. Будем кушать тут, раз по другому нельзя. Выдаёт порцию – 0,5. В графинчике с черной жижей. Чтобы не спёрли на сувениры его фирменную бутылочку. Ему для отчёта перед ОБХСС требуется. И чтобы свой суррогат безболезненно разбавлять и лохов разводить. Для прибыли в личный карман. Мы так понимаем. Ладно, мы – народ широкой души. Не мелкие жмоты. Понимаем трудные жизненные обстоятельства. Но сдачу до копейки взяли. Пересчитали, не отходя от кассы. Мы – люди русские – деньгами не разбрасываемся. Не грузины-мандарины. Ценим трудовую копейку. Тем более, с нас уже трижды содрали – включая плату за воду. В одном флаконе с бальзамом. Неопределённой формы и ёмкости. Проклятые фашисты.

Графинчик – в комплекте с двумя маленькими мерзавчиками. Не микроскопическими, как у придурков-латышей. Аборигенов-завсегдатаев. Не знающих широких радостей жизни. Мелочных во всём – в кофе, пирожных. Посуде. Даже в посуде алкогольных напитков. Мужик притаранил нам вполне пятидесятиграммовые такие стопки. В других обстоятельствах места и времени можно было бы и не придираться.
Молча снести оскорбление.

Но здесь, в центре Риги?
В логове недобитого фашистского зверя? Потерять лицо Ленинградского Студента?
Уронить за границей честь и достоинство Советской Социалистической Родины?
Свободу и независимость которой защитили от фашистов наши отцы и деды?
Опираясь только на «наркомовские сто грамм»?
В трудное для страны время?

Опозориться на глазах у реваншистской публики?
Недобитых подсобников немецких оккупантов и их потомков-неонацистов?
Вскормленных радиостанциями «Свобода» и «Голос Америки – БиБиСи» на немецкой волне?

– Два двухсотграммовых ПУСТЫХ стакана. ПОЖАЛУЙСТА!

«Пожалуйста» - это чтобы мужик оценил вежливость и культурность запроса. Не запросил лишних денег в залог за посуду. Мол, вернём в целости и сохранности. Не гусары. На этих козлов недобитых иногда безотказно действует.

Покочевряжился. Скрылся. Долго-долго искал. Принёс. С гримасой боли на лице.

Аккуратно, до грамма выдоили в двухсотграммовые стаканЫ пол-литра его раствора из жульнического графина. Заодно и опыт Архимеда воспроизвели. Как физики-гидроаэродинамики. Проверили его надувательство – точно ли пол литра?
Или сэкономил гитлеровец в свой карман на нашем здоровье?

Стаканы – до краёв. 200 грамм – это до ободка. А 250 – до края. Не обманул, сволочь. Знал, наверное, жулик, что проверим. И не уйти от Суда Народов и ОБХСС. Не захотел скандала с авангардом передового человечества.

Ну и нам скандал ни к чему. Не стали злить фашистско-латышскую публику тостом: «ЗА ПОБЕДУ! ЗА НАШУ ПОБЕДУ!»
Оглядели всю эту шатию-братию – и молча хлопнули по стаканУ. Единым духом.

КАК НА НАС ПОСМОТРЕЛИ ЭТИ ЛАТЫШИ!!!

Стаканы и графин бить не стали. Во избежание международного скандала и излишних препирательств с Шефом. С барменом. Тот вовсе и не фашист оказался. Вполне приличный человек. Ничего не разбавил в напитке предков. Никакой лишней ашдвао в продукте. Только морда у него хмурой стала. Убрал свою излишнюю приветливость на лице и стал вполне похож на русского. Наш человек, если фашистскую бабочку снять. Но мы этого делать не стали, а пошли себе в Домский Собор слушать оргАн.

Чудно там выспались под их Баха в древне-церковном звучании готики. Этого хэви-металл допотопной буржуазной эпохи раннего средневековья. С продирающими всё тело басами. Которых мы не услышали из-за паскудного действия напитка дружбы народов. Нас еле добудились и с трудом выпроводили вон после концерта. Хорошо, что переблевались мы уже за порогом Храма Божьего. Не уронили честь Ленинградских студентов. Питерских. Будущих хозяев всей страны. Ну не всей. Что от неё осталось. РСФСР. Точнее - Российской Федерации. Без излишних эСэС. Без латышей и эстонцев. Фашистов. И их пособников – литовцев. Тоже бандеровцев, только хуже.

Может и бармен тот тоже бандеровцем был? Лесным братом в городских условиях? Или, ещё не дай бог, вообще – евреем? Намешал чего в якобы целебный напиток и подсунул простым советским людям, отравитель? А мы его надежд не оправдали – не окочурились на злобу дня для местной прессы? Вывернулись чудом из сионистской ловушки?

Переблевались попросту, и поехали к себе в Питер. В общагу. И больше к этому хвалёному пойлу – ни ногой. Пусть латыши сами хлебают стаканами собственную гадость. Они привычные. К своему врождённому фашизму и его извечному символу – «Рижскому Бальзаму».

Категорически запрещённых на территории РСФСР. Это я про фашизм и его символы.
«Рижский Бальзам» в России продаётся. Кое-где. За очень хорошие деньги.
Нет только полной уверенности, что это не местная морилка для древесины.

А может зря тому фашисту в бабочке морду не набили графином? Спели бы шикарный питерский шлягер того незабвенного времени развитОго социализма:
«Его по морде били чайником.(3 раза) Учили лапу подавать…» Не говоря уж об упущенных целых стаканах? Так жалко! Грохнули бы их по-гусарски. По-русски. И ушли бы себе тихо, по-английски, не прощаясь с этими национал-нацистами. Латышами. Прихватив трофейную бабочку на память о весело проведённом времени. Мол, мы ещё вернёмся. Припрёмся. Притащимся. Доползём себе, до рассвета."


2. Рассказ второй.
Эту короткую историю услышал в Петрозаводске, двадцать лет спустя. Страсти все давно отгремели. Союз приказал долго жить. Осталась одна ностальгия, которой делился выдающийся – далеко за рамки обыденного – карельский художник. Андрей Скоробогатов. Ровесник. Вспоминал студенчество в Ленинграде, колыбели трёх революций. Доступные тогда без всякой визы поездки в соседнюю Прибалтику. Таллинн, Вильнюс, Тарту, Каунас.
РИГУ.

"Сидим с компанией в центре Риге, в маленьком кафе. Ленинградские студенты. Питерские. Расслабились. Кругом чудная обстановка. Вежливые официанты. Вкусный черный кофе. Маленькие рижские пирожные. Приятные цены. Маленькая рюмочка «Рижского Бальзама». Аромат Бразилии свивается с ароматом Бальзама и Старой Риги за окном. Бальзам даже не пьём. Скорее нюхаем. Немножко на язык – и сверху арабикой. Кайф прямо какой-то восточно-персидский! А потом ещё кусочек рижского пирожного – кулинарного искусства. Махонький. И разжёвываешь. Слюну пускаешь. Новые грани кайфа ищешь. В гармонии и противопоставлении. Ригой за окном любуешься. Как за Границей. Хорошо то как, Люди Добрые!
Но не все.

Заходят два охломона. Рушат всю гармонию. Грубо ломают кайф. Громко заявляют о себе:
– Мужик. Поллитра политуры – вашего одеколона. И два стаканА, БЛЯ.
Наполняют до краёв, аж плещется. Сходу, залпом высасывают. Как воду. И гордо на нас смотрят, придурки. Ждут аплодисментов.

МЫ НА НИХ ТОЖЕ ПОСМОТРЕЛИ.

Оглядели эти хмыри зал. Понимания не нашли и восторгов не увидели. И пошли себе мимо. Только местность отравили посещением. Испортили людям настроение. Подгадили в роскошь человеческого общения. Лучше бы свой привычный «Тройной одеколон» в подворотне пили, алкаши. Не позорили русскую нацию в публичном месте, уроды."

МНЕ ИНТЕРЕСНО. ЧТО ЭТО БЫЛО? ДВЕ ГРАНИ ОДНОГО РЕДКОГО СОБЫТИЯ?
ТАКОЕ СЛУЧАЙНОЕ СОВПАДЕНИЕ? ПРИЧУДА БОЛЬШОГО АВТОРА?
А мне повезло выслушать обе стороны?

С интервалом в двадцать лет?

Или два совершенно разных, но типовых события? Многократно и регулярно повторявшихся на необъятных просторах Необъятной? Доконавших Великий Могучий Союз Нерушимый?

Склоняюсь, всё-таки ко второму варианту. Наши питерские ленинградские студенты были люди культурные. Знали слова «ИЗВИНИТЕ», «ПОЖАЛУЙСТА», «СПАСИБО». А не только «БЛЯ», «ЖОПА», «НАХЕР». В отличие от москвичей. Иногда, в особо торжественных случаях – пьянке, зачёте или экзамене – употребляли. И когда с девушками знакомились – тоже базар фильтровали. Проявляя интеллект и культуру. Демонстрируя прогресс социализма широким народным массам. Отечественным. И зарубежным – прибалтийским. Несмотря на весь ихний местечковый фашизм. Ложную бытовую мещанскую национал-псевдокультурку. Поэтому к нам – ленинградцам – везде хорошо относились.
Доставали из закромов Родины дефицитную политуру.
Реагировали на вежливость.

А те, уроды со словом «БЛЯ» - скорее всего местные кадры. Мобилизованные со всего Союза для строительства социализма. Разагитированные местными фашистами для вредительства.
Ну, может, ещё – москвичи. Насмотрелись достопримечательностей – и вмазали неподецки.
У москвичей всегда были проблемы с ленинградцами. Ещё со времён Петра Первого.
И сейчас, при Владимир Владимировиче – те же болотные настроения.

Я уж давно в Эстонии. Даже прижился. Нажил себе аллергию на «Вана Таллинн».
На всякий случай пью «Рижский Бальзам» только из мелкой посуды. Берегу здоровье. Поднабрался фашизма в виде стопок.
И в Домский Собор в Риге, когда бываю – хожу только на трезвую голову.
Чтоб не заснуть спьяну. Не раздражать меломанов храпом.
Музыку слушаю.

Бах. Бабах. Бабах. Бабах.
ОргАн, однако.

А «Бальзам» на душу – это уж потом. После обязательной музыкальной программы.
Как и девочки. Потом. В виде жены с её ностальгическими прогулками по одному маршруту.

Ну и от русского языка не могу отучиться.
Привык с детства, бля.
Культура.

Её, как и талант – не пропьёшь. Стопки тут мелкие, в Новоприпалтике. Нет в них русского размаха и двухсотграммовой удали. Нет истинной широты. Бальзам на душу – только из мелкобуржуаной посуды. Супруга моя мне строгий учёт и контроль наладила. По заветам сами знаете кого – Вечноживой забальзамированной русской легенды. Теперь знаете чем – чудодейственным Рижским Бальзамом.

Re: Рассказы от zvezer'a

16.09.2015 16:33

ПЕРВЫЙ УЧЕНИК.Роман-с. Из Ван Дер Кукушкиндера.

Учеником быть Самым Первым - в Драконьем Логове окстись.
И перед каждым убиеньем - Брут, тщательнЕй перекрестись.
Зиме придёт Весна на смену, меняя мыслей Ориентир.
И там, Где Был Великий Кормчий - лишь Грязный Засранный Сортир.

Фадеев пулю в лоб отправил, не выдержав Судьбы Изгиб.
А жил, Парниша Честных Правил, - не допуская Перегиб.
Когда Дракона распластали Хрущёвской Лысою рукой -
Стрелялись из-за Суки дяди, которым был - Отец Родной.

Но всё прошло, Волна и Смута. Страстей Возвышенный Накал.
Закончен Бой Двадцатым Съездом - и Лысый Гений воссиял.
Дракона Лысины Сиянья - нас ободряло Десять Лет.
Но Кукурузные Деянья прошли. Ему - пришёл "привет".

И Брови встали над Отчизной. И был Невнятен Лёни Глас.
И царствовал Малоземельный и Возрождённый Маразм Асс.
Те Восемнадцать Долгих Лет - Целинных - с Лаврами Венчанье.
Иконостас, вещавший Бред, не приходил вообще в Сознанье.

Но Гарантийный вышел срок, Брежньяк "Пять Звёзд" поиспарился.
Застой - в Галопом переходил. Запор - в Понос преобразился.
Пошла потом чреда Подставы - гробы несли под Мавзолей.
То Наведение Порядка, то выведение Плядей.
То сбитый Боинг - то Разрядка. То Жопе выдача Плетей.

Тогда на Штатах воцарился лихой Ковбой из Голливуд.
Своих мультфильмов насмотрелся и пригрозил "Раше - Капут!"
Он "Звёздных Войн" бросал Идею - как задавить Драконов Рать.
Не понимал сей Ланцелотник: Драконы - Наша Благодать.

Дракон сменял Дракона быстро, и Кучерявилась Страна.
Вдруг выскочил какой-то Шустрый - сказал - Довольно нам Говна.
Говна Драконьева в Конюшне - затеял разгребать Геракл.
И с Ускореньем, Перестройкой - в Конюшне начался Бардак.

Сбивались в Кучу - Кони, Люди. Стоял Речей невнятный Гул
И хвост поджав, с Афганистана сбежал Драконьевый Назгул.
Народ давился за продуктом, за водку грыз в очередях,
Интеллигенция "Пропела". И развалил Страну Аллах.

Ковбой сидевший в Белом Доме, мотавший свой повторный срок -
Решил, что пребывает в Коме Дракон с отрезом между ног.
Что вырван у Дракона Заступ, которым трахал тот Страну.
Что все - Свободны, Боже Правый! Кончай Холодную Войну.

Аллах Акбаром Всемогущим поставлен был Другой Дракон.
Михал Сергеича с Отметкой - сменил Бориса Пьяный Сон.
Дракоша расстрелял Парламент, Россию вздыбил на Дыбы.
Гайдар, конечно, Всё исправил. С Чубайсом - Баловнем Судьбы.

Но и на них нашлась Поруха. Сменил Дракона Мелкий Крыс.
И нам тогда попёрла Пруха - всё сразу стало Зачекись.
И Пруха прёт, и нет Исхода. И нету больше плакать слёз.
Дамбасщину возглавил Бывший, из сказок Детских, Дед Мороз.

Чтоб не вкусить Полоний чаю, не спать с Пробитой Головой
Припомним Мудрые Заветы - что написал Один Толстой:
"Ходить бывает очень склизко - по камушкам, порой, иным.
О том, что слишком близко-близко - благоразумно умолчим."

Но распирает Злая Сила - и мне покою не даёт.
Чехвостит в Хвост, чехвостит в Гриву - и в Глаз, и в Нос. Туда - и в Рот.
Казалось, Знамя Коммунизьма - поистрепалось на Ветру.
Еще и не просохла Клизьма, чтоб вновь уверовать в Муру.

Что Славный Наш Дракон Крысиный - Народ не будет искушать.
Что будет тихо Агнца жарить, Баранов Жирных мирно жрать.
Не будет запаха Былого - Огнём спалённых Городов.
Что потихоньку, понемногу - Дракона сменит Царь-Любовь.

Что чучело Дракона Вовы - упрячут в Новый Мавзолей.
Волков смягчатся Сытых Ндравы. И водка будет - пять рублей.
И в Ясной голове Народа - начнётся Тишь и Благодать.
И что Людьми работать будут. В Сортирах - мирно будут срать.

Свободны Бедные Бараны от Бреда Пламенных Идей.
Не понимал Сторонник Права, что в каждом Агнце - Кащей.
Идей Державно-Православных - набита Телеком Балда.
И Мыслям тесно в Госграницах. И Крым манит, как никогда.

Под Олимпийские Успехи Дракон - Драконью вывел Рать.
И наплевать на Право право. И на Грядущее - насрать.
Крысиный Умысел Дракона - всех повязать на Крым-Гоп-Стоп.
Не слышно Гласа Возмущённа. Благословил Скрымжженье Поп.

А Крыса так раздуло нынче - куда не смотришь - всюду Крыс,
Мурло Крысинова Дракона. Пора скликать Дракона Кис.
Чтобы пожрал Крысину Нечисть, от Березовского - Привет.
Пустив, как водится в России, Крысиный Хрящик - на котлет.

И снова будет люд стреляться, все Первые Ученики.
Что поспешили обосраться - не смыв Говна, одев портки.
И снова в Белые Одежды придёт закутанный Герой.
Опора Наша и Надежда. России Старый Геморрой.

И впереди Колонны Томной, идущей к Бруту на Присяг -
Попрётся Ученик Проворный, отбросив Путаницы Флаг.
Кобзонов, Михалков, Матроскин - оближут Нового Сапог.
Взасос - что Куркуль носит сбоку, а Правоверный - между Ног.

И целованием Анальным Вождю залечат Геморрой.
И возродится Процветанье - наступит Счастия Застой.

Re: Рассказы от zvezer'a

19.09.2015 08:02

Новопушкин
В голове сломался крантик. Болтик с сорванной резьбой.
Уши завязались в бантик. Ангел слышу перепой.

Наши ушки – на макушке. Слышу очень хорошо.
Миру нужен Новый Пушкин. Вы заждались – ОН пришёл.
Глас Небесный, Голос Божий у меня зудит в ушах.
Так Вещает Кукушкиндер. Так нашёптывал Аллах.

Слушай Божью Пропаганду – Кукишкиндеровский слог.
Чудной словеснИ баланду. ЛермонтИческий Пророк.
Пророкочет Правду Истин. Протрубит Лихую Весть:
К вам явился Кукушкиндер – Новый Пушкин. Мне – не Лесть.

Это Истина Простая. Говорить Её – легко.
И приятно. Всем – Спасибо. Мой Дантес – недалеко.
Не боюсь его Кинжала. Пистолета не боюсь.
На своей и Божьей Фене от Злодея – отплююсь.

Не даду раскОкать Гений я Любителю Дуэль.
Не зато мне Муза пела про далёких Ариэль.
Не того меня Мамаша на рассвете родила.
И какого скажем, Уда – закусил он удила?

Выпьем, милый мой Дантоша, где же кружка – наливай.
Пистолет засунь хоть в жопу – но меня не убивай.
Жопу – я твою имею, фигурально – и ввиду.
Будешь дёргаться, паскуда, – я туда и Уд введу.

Не грузи меня деталью, чудных слов не прекословь.
Выпьем – за твоё здоровье, Натали – и вся любовь.
Выпьем за Посла Французов – говорят у вас Амур.
И идите с Папой в Жопу. Наш окончен перекур.

И послав Дантеса – ровно, чтобы Парень не блудил,
Сочиню стишок проворный про Вакхических Мудил.
Вспомню Музу, Аполлона, Лиру, Арфу и Кимвал.
Древнегреков Эпос спорный, Драных Коз и Амфор вал.

Илиаду, Одиссею. Энеиду. Апулей.
Золотых Ослов развратных. Блудодеев. Блудодей.
Громкий Список Дон-Жуанский, Пляттской Нянечки Курей.
Всех Венер без рук Милосских, Сифилид и Гонорей.

Керн, торчащий Жопе Сельской, где залётный Ганибал
Размноженьем занимался, Эфиопов – Дамы, Бал.
Это «Чудное Мгновенье» – Проспект Красных Фонарей –
Анны Павловны Аллея из попиленных елЕй.

Осень, Болдинская Осень. Снова Осень под балдой.
"Не кружися, Чёрный Ворон, над моею головой."
Уходи, Дантес позорный, мозги мне не полощи.
Хватит Пороха в патроне и камениев Пращи.

Поражу как Голиафа – Супостата в Белый Лоб.
Пусть Орёл Циррозом Печень выклюет у Остолоп.
Прометеем возжигаю я Мелодию Стиха.
Жизть моя. Моя жистянка. Три прихлопа. Три ха-ха.

Крыши Жесть. Жестянка Пива. Кроем крыши. Кроем баб.
Йыхве. Нарва. Кохтлаярве. Вася, Пидор и Прораб.
Три Пера и три Стакана. Тридцать три Богатыря.
Не зашить Керкиры раны. Сувенира сентября.

Пушкин вновь реинкарниран. Новый Гений воссиян.
Над Полмиром Солнце встало. Греть бока у Россиян.
Просыпайтесь, лежебоки! Петушок пропел давно.
Гром Небесный раздаётся! Лоб не крестят всё равно.


***
Пусть снова гремит Ново-Пушкинский Глас – "Раздайтесь вакхичны Напевы!
О, Юные Девы, любившие нас..." Куда подевалися Девы?
Старухой своей Изергиль окружён, сижу я в палатах и чахну.
И если меня караулит Дантес – его я, как Пидора – трахну.

Нас утро встречает Похмельем и Жизнь – Максимально Горька.
Твердила же Карма – не пей, Маньяковский. С меня ж – как с козла молока.
Поднимем заздравную Чашу. С утра – и пораньше в запой.
Вновь Гений сияет в Палатах Небесных. И крутит мне руки Конвой.

Re: Рассказы от zvezer'a

19.09.2015 11:08

КОРФУЦИАНИАДА.
Сочинял Гомер баллады, завернув Поэмы строфу.
В Илиаде – Одиссее вспоминал Зелёный Корфу.
Здесь на Корфу от Супруги Одиссей намылил пятки
Бить Драконов Краснокнижных и играть с Циклопом в прятки.

Труп от битого Дракона – закопал в Палекастрице.
В Синем Море уходящем – кость дракония хранится.
Гребни острые дракона, что забил дубьём Геракл.
Зубы, когти, перепонки – стали дыбом, стали раком.

Эти Древние Герои – развлекались как могли –
Били древности рептилий – и залётных баб любли.
И Европа залетела – Зевсом бык её покрыл.
Так родился Минотавр – что-то вроде Гамадрил.

В Лабиринте Крита спрятан от людей Греховный плод –
Дожидался там Тесея – Полу-Бык, Полу-Урод.
Оторвали ему бошку, Ариадны нить легла.
И веревочкой повиты их влюблённые тела.

Ариадны и Тесея. Пенелопы с Одиссеем.
Афродиты и Гермеса. И Гермафродит – балбеса.
И другие Греки – тоже. С загорелой солнцем рожей.

Между Сциллой и Харибдой, двоеженцем меж супруг –
Драли коз в тисках либидо, члены тел держа как плуг.
К Амазонкам приблудившись – размножали Племя Дев
Полностью опидзин евших. Слегонца приоху ев.

Эти Подвиги Геракла – повторял и Одиссей.
Тридцать лет – без Пенелопы, на глазах Эллады всей.
Мы следы видали действа – развороченный Вулкан.
Много всякого злодейства напортачил Хулиган.

Не собрать костей Дракону – Море бьёт волной скалу.
Высшей Волей Посейдона сочинял Гомер хвалу –
«Илиаду» – Одиссею под фанфары Медных труб,
Древнегреческих Кимвалов – барабанный дав отлуп.

И баянил, Слепорылый, сочинял Гомер строфу,
Поминая в Эпопее древнегреческий КорфУ.
Или КОрфу, если мИла – вам Чухонцев скудных речь.
Я не гордый – мне – по-фИгу. Я могу и пренебречь.

Re: Рассказы от zvezer'a

22.09.2015 18:37

Русская Империалистическая.

«Не хватало только Крыма…» Пел печально песню Хор.
Не хватало Карадага. Не хватало мне Мисхор.
Я страдал без Севастополь, Я страдал без Ялты грёз.
Вспоминал Артека Лагерь, эСэСэСэР Большой Колхоз.

Вот его вернули – нате. Почешите свой пробор.
Ждёт Вас Ялта, Севастополь, Феодосия, Мисхор.
Я же, падла, уклоняюсь. Норовлю уйти в кусты.
И мощу на Корфу лыжи, навожу туда мосты.

Полетел на самолёте. Прилетел в Аэропор.
Ходит Федя по Киркире, затаив в трусах прибор.
Не ночного наведенья, а вполне дневная вещь.
Достоевского творенье. Родион Раскольник Меч.

Что поделать, надо Федя. Достоевский твой топор.
И твори Младое Племя – над Старушкой приговор.
Ты жива ещё, Эллада? Жив и я – тебе привет.
Как твой Ципрус – снова зреет? Россиянам на обед?

Ты не всё ещё поела? Есть Омары из Лангуст?
Зреет ли ещё Олива? Винограда сочен куст?
Закусил бы Ананасом – и шампанского на грудь.
Я не зря сюда приплёлся – из Варяг до Греков путь.

Ехал Грека через реку, суетился и пыхтел.
Рак у Грека не доделан. Не долопал дохлых тел.
И собаки охромели – раков больше не везут.
Не несутся кур отары. Петухи поют капут.

Греки тоже громко квохчут, знать плохи у них дела.
Наметаксились метаксой, закусили удила.
(Нет бы кушать редьку с квасом – в том, в чём Мама родила.)
Закулисные интриги – отдаются за долги.
Нет былой любви к России – вот такие пироги.

Вся любовь – за звон металла. Нет Металла – вся любовь.
Ходит Федя Достоевский, стынет в жилах Греков кровь.
Призрак бродит по Европе, провонявшею самшит.
На последние деньжонки – тянет Девок, Ром глушит.

Мог бы так глушить Старушек – гуманизма через край.
Мог бить Балкан баклушей – чтоб построить свой Сарай.
Но глаза его коровьи – покрывает дней печаль.
Лык-мочаль его терзает, перманентный лык-мочаль.

Гуманизмом переполнен – тормозит Лихой Топор.
Иль себе оттяпать что-то – и решить давнишний спор?
Спор Славян между собою, давний Пушкинский Конфликт.
От того Сердечко ноет – и Конец уже болит.

Достаёт всех Достоевский и толстит тела Толстой.
Русский Пушкин голосистый прёт в Европу на постой.
Голосисты русских Пушки и Ракеты хороши –
Королёва – дай отмашку – забабахать от души.

Наступил Закат Европе – Англичанин стал кургуз,
Немец Нами укорочен, и Японец, и Француз.
Сбудутся Мечты КогАна – трубадура Бурных Дней.
ОТ ЯПОНИИ – ДО АНГЛИИ – ХРАБРЫЙ РОСС ПАСЁТ КОНЕЙ.

Пусть желта на Солнце шкура и прищурен узкий глаз –
Хунвынбинская Зараза докатилась и до нас.

***
В голове твоей – помойка – удивляется Жена –
Лучше мой прибор поганый – и не пей у Грек вина.
Полощи почаще мозги, свежим воздухом дыши.
Бред умерь Стиха проворный. Порожденье Алкаши.
Укроти Пегасу крылья, с Музой шляться не моги.
И по древу растекаться – перестань не с Той Ноги.
Бо Боян не то вещает, выбивает свист деньгу.
Протруби трубач Отбою. Перестань нести Пургу.


Я – послушаюсь Супругу – ибо я – Примерный Муж.
Мне довольно Оплеухи – не сбивай, Супруга, Груш.
Буду я молчать уныло. Косо лишь искривив глаз.
Как Китайская Минерва. Россиял Дикообраз.

Re: Рассказы от zvezer'a

22.09.2015 18:46

Вторая Русская Империалистическая.

Плохи, Брат, в Делах – делишки. Потускнел Наш Небосвод.
Огребает Мишка Шишки. С Украиною – Развод.
И Пиндос навесил санкций, и в Кремле – неурожай.
Бабы – новых нарожают. Ополченье снаряжай.

Снарядили Ополченье, Гумманизму дав Конвой.
Полетели, приземлились – что ж такое – Боже Ж... мой!
Это Сириус ребята – тут ни пернуть, ни вздохнуть.
Здесь ИГИЛ мостит дорожку – к Магомету Верный Путь.

Не хочу я к Магомету – он обрезан и в Чалме.
Я пока в своем умишке. Кто-то – не в своём уме.
Из-за Ассада Проказы – открываем Второй Фронт.
Нахера нам этот Ассад – в жопу? В горло? В ухо? В рот?

Ради этого Вахлака – запалим Войны Костры?
Когти точим, лясы точим. Наши языки востры.
Ради этой Вакханальи – чтоб Пиндосам подосрать –
Топим мы Корабль Российский. И Россию – Вашу Мать!

И с Пробитой Головою и с пробоиной в боку –
Героическим «Варягом» – скажем всем – «Мерси боку!»
Гордо мощно и свободно – мы пойдём на Жизни Дно.
Это Горького Комедья. Это – Троцкого Кино.

Мишка Шишкин Косолапый ели-ели уж ползёт –
Крыма подлые делишки. Пучит Мишке Крым живот.
Лучше отдыхать в Керкире, Чем в Сортире, Вашу мать.
Где б ещё набедокурить? И чего бы оторвать?

Всё пройдёт – и дело к Ночи. Мрак струится, стынет кровь.
Лучше б отдыхали в Сочи – Олимпийских дней любовь.
И с протезными зубами, вспоминая Счастья Дни,
Миру мы протянем лапу – "Гебен Битте, Шер Ами!"

Re: Рассказы от zvezer'a

24.09.2015 18:24

СТОНСЫ.

Искривлённое пространство. Лобачевского синдром.
Неевклидова Россия. Лапти, Паровоз, Погром.
Спутник, Горби, Перестройка. Что-то сделали не так?
Троцкий, Сталин. Трёхдюймовка. Православие, Барак.

Мы подправим направленье. Развернём свой Паровоз.
Индустрия, Ускоренье. Нары. Берия. Колхоз.
Мы не тем Путём ходили. Не туда мы забрели.
Маяковский. Няня. Пушкин. Деревянные Рубли.

Развернёмся к Лесу Задом и продолжим Славный Путь.
Мы – Нормальные Герои, и Болот обходим Муть.
Как Старик закинем Невод – пойман Золотой Рыбец!
Деревянное Корыто! Избу! Ранчо! И Дворец!

Мне – Канары! Мне – Багамы! И ещё – Олимпиад!
Мы чего-то перебрали. Проэйбали... Детский Сад...
На посылках нет Обамы. Меркель кофий не несёт.
Снова – Жопа к нам в Окошко. Здравствуй, Жопа-Новый Год!

И разбитое Корыто, как какой-нибудь "Варяг"
Совершает оверкилем у Емели – с печки – Бряк!

***
Мы, конечно, – ВСЁ поправим. Мы пойдём – Другим Путём.
Без бутылки. Несподручно. Без неё МЫ – днём с огнём...
Где Сердечный Горький Данко? Здесь Сусанин – Рулевой...
Где Пророк Наш – Карло Марло? Где марксизменный Отстой?
Лобачевский, подлый Шулер! Где компАс? Где Моисей?
Чую – Путь у нас не близкий. И ведёт – в Мичети Сень.

Re: Рассказы от zvezer'a

27.09.2015 01:05

Я не знаю как у вас, а в Таджиков Стане - гонят Чародеев прочь. К их Едрёной Маме.

Борьба с Чародейством и Волшебством. 24.09.2015

Налей-ка, Бабка, полней стакан! Прославлю Славный Таджиков Стан!
Нет – Чародейству! Нет – Волшебству! Пришьём Собаку к её Хвосту!
Посадки Магов – до семи лет! Щелкунчик – щелкай, танцуй Балет!
Всё, Гарри Поттер – тебе Каюк. Таджики Рулят! Планета Плюк...
Три Ку! Таджики! Благая Весть! Москве – на зависть! Ум! Совесть! Честь!
Пусть вырвут дерзкий из уст язык – Таджик – Могучий! Акбар – Велик!
Вам, Злые Ведьмы – Таджиктрындец. Готовь дровишки, Святой Отец!
Век Двадцать Первый. Полёт на Марс. Бей Чародеев! Команда – «ФАС!»
Умом Таджиков – мне не понять. Кто Чародеи, Абанамать?
Прощай, Аркадий… Борис, прощай... НИИЧАВО – не обещай…

Дед Мороз

"Здравствуй Дедушка Мороз, Борода из Ваты. Ты подарки нам принёс, Пидарас Горбатый?"
Детский фольклор Страны Советов.

Таджикский Дед Мороз – Ноель-БабА (Кыш Баба).


Эй, кто там прётся? – Стой, Дед Мороз! Брада на вате и красен нос...
Сними-ка Шубу, Злой Чародей. И полстакана вина налей.
На – Тюбитейку, прикрой Елду. Свою ушанку засунь в Манду.
Маразм крепчает – Морозный Брат. Ты вне Закона, Дегенерат.
Прощай Мудило, Горбатый Спас. В Таджикистане – ты Пидарас.
Беги, Скотина. Аллах Велик. Здесь ухерачат тебя, Старик.

В России будешь пугать детей, Больная Печень у Прометей.
Там Православный – не так суров. Приют найдётся для Колдунов.
Там не утопят и не распнут. Морозной Мордой не обзовут.
Морозу Деду – в Раше – почёт. Хотя не знаю – Преучёт.

Вдруг – Скрепа дыбом – и кончен бал. Вали в Израиль, Ноель Баба.
И скажут Деду – Кыш, Пидарас. Ушанку – в зубы, пришёл твой час.
На Тюбитейку, прикрой Елду. Вали бля, нахер, в Кота-Манду.
Ты, Старый Пидор и Раздолбай! Исчезни, смойся. Всё – Кыш Бабай!

Подарков больше не принесёт, Морозный Пидор на Новый год...
Last edited by zvezer on 01.10.2015 16:54, edited 1 time in total.

Re: Рассказы от zvezer'a

30.09.2015 19:52

Вчерашний День. КРОВАВАЯ ЛУНА. 28.09.2015

Кровавая Луна взошла сегодняшним утром. Говорят – довольно редкое явление. Ничего Апокалиптического.
Никого не хочу заранее пугать. Последний раз "Кровавое Суперлуние" видели в 1982 году.
Тогда умер Брежнев.

Предупреждён – вооружён.

Кто не спрятался – я не виноват.


ЖОПА СИРИУСА.

Мы из Жопы лезем в Жопу. Видим Счастия Лучи.
Поздравляю всех с Обновой! Будем Сириус мочить.
Нам Афгана было мало, Кандагар-Кабул-Герат.
Мы Врата откроем Ада. Асс Ад Русским – Сирый Брат.

Мы придём к нему на помощь. Непонятно Нахера.
Мы – Панфиловцы-Герои, Комсомольцы-Юнкера.
Мы – Звездец Кремля – Фантасты. Всестругацкие сыны.
Мы – Прогрессоры-Танкисты. На всю голову больны.

Шире знамя Вседержавья! Русский Мир! Ура! Вперёд!
Иерусалим Небесный! Асс Ад ! Жопа – Наш Оплот!
Эта Дьявольская Жопа – освещает Горизонт.
Если Партия прикажет – Все на Сириус! На Фронт!

Фронт Второй Врагу-Пиндосу! К Украинскому – довесь!
Широка Страна Россия. Нам без Сирии – Пи здесь...

Re: Рассказы от zvezer'a

01.10.2015 17:03

Всё Путём
Печальный рОманс.

Снова Верный Путь не верен. Мы – не тем путём брели.
Командиры – проблядели. Мы Малину – не сблюли.
Мы немножко лоханулись. Был потерян орьентир.
Потеряли нюх на Запах. Путь пролёг через Сортир.

Заходить в него опасно – могут Скрепой Занулить.
Обцелуют весь пупочек – будешь Стерхом Век рулить.
Мы пошли Кривой дорожкой – Прямо, Нахер и Вперёд.
И теперь уже не знаем – где тут Жопа, где тут Рот.

Нам оно привычно – «В жопу». «Через жопу» – Верный Путь.
Но Прогресс – уже на стрёме. Во все дырки – Нас и путь.
И куда б мы ни ходили – и ни шли б Каким Путём –
Неевклидово Пространство – Жопу рвёт Кривым Когтём.

Мы других Путей – не знаем. И в Пурге Москвы Лже-Дим –
То по Марксу, Карл! Блуждаем. То по Дугину блудим.
То Медведев, то Рогозин. То Пожарский, то Песков...
Перетерто сань полозий, поистрёпано носков...

И с пургенным Пургиняном – мы несём в Сердцах Пургу –
Про Девчоночку-Россию и Америку-Каргу.
Девочка – увы! – не Дева. Поимел – её, Пострел…
Ах, Амуры и Амеры! – их Барак везде поспел.

Наша Резвая Девчонка – встав с колен, уже давно,
Широко расставив ноги, ноги в руки – нога – в но…
Гу, конечно. Матерь Вашу – маршируют на Плацу.
И разрез Очей Монгольских – очень Ей идёт к Лицу.

Поднялась Мадам с коленей, Срам прикрывши Кимоно.
Кимченыново Виденье, Жёлто-Чёрное Кино.
Никуда не заблудиться, нам Кривой предложен Путь –
Жизнь по Кругу Ягодицы. Можно лишь в Пизу свернуть.

Re: Рассказы от zvezer'a

02.10.2015 06:06

ФОНТАН
Об эстонском Руставели песни ладят гусляры,
Мы в восторге обалдели от немыслимой жары.
Доконал безбрежный Zvezer, нас колбасит до поры,
В политическом разрезе нам вредны его дары.
Из обильного тумана поэтической муры
Сразу видно графомана кукрыниксовской поры.

Нас достал могучий Zvezer, мысли Звезера полет,
Аромат его поэзы продышаться не дает.
Гонит вирши всем на диво от неслыханных щедрот,
И не пища, и не чтиво – черт и тот не разберет…
То ли пьяного тумана, то ль тоски безумный плод,
То ль раздолье графомана, то ли курицы помет…

Re: Рассказы от zvezer'a

02.10.2015 15:55

Не заглядываю сюда, но увидела Фаната и не заглянуть не могла.
Фанат, блеск! :appl:
Фанат wrote:То ль раздолье графомана, то ли курицы помет…

Очень созвучно моим мыслям! Можно поспорить относительно "курицы". :D Тут уже "... полный самосвал", побольше зверёк какой-то. :wink:

Re: Рассказы от zvezer'a

02.10.2015 16:48

Большое Спасибо, дорогие мои Сопоклонники! Сердечно рад Вас видеть! ФАНАТ - БРАВО! Дискуссия, однако.
Всегда - к вашим услугам! Вместе Мы - Сила! Грубую Лесть - тоже приемлю.
Ку-Кры-Ку-Кры! Всем КУ! До Скорого!

Re: Рассказы от zvezer'a

02.10.2015 18:11

ПТИЧКА БОЖИЯ НЕ ЗНАЕТ…

Обозвали Курой на смех. И ещё того крупней.
Птичка Божья, Пересмешник, Воробей – не Соловей,
Я чирикаю как мОжу, как Господь ведёт Чирик.
Свой Глагол – Вам в уши влОжу. И обратно – с Ветки прыг.
Ядом свой Кувшин наполнил. Подмешав чуть-чуть Нектар.
Яду было с лишком – очень. И не все сказали «Кар».
Но своей добился Цели – всполошил Курей слегка.
Им Родной до боли запах – «Дым Отечества» – Ка-КА –
Он пошёл не в тое горло. Покорёжил Слух и Нюх.
Не Коко Шанели Смрады – наш, Российский Гордый Дух.
Дух Шинельный, дух Посконный. Дух Портянки и Сортир.
Слышишь Грохот Русских Пушек? Позаржавленных Мортир?
Русский Витязь на Просторах начал прежних Канонад.
Я спрошу вас, извиняясь: «А Оно – Вам – Очень над?»

Re: Рассказы от zvezer'a

02.10.2015 19:47


Не эстонский, а пижонский слышу звонкий голосок;
Слышу гнева отголоски, неусвоенный урок.
Так последний недоучка изъясняться б только смог;
Ведь стихи – такая штучка: нужен стиль и нужен слог.

Слово портить ради стеба - лучше б вовсе не писать;
И в словарь смотреть бы в оба, а не в личную тетрадь.
Чтоб казаться демократом, нет нужды ломать язык,
Знать, мужик рожден был хватом, но стесняться не привык…

Re: Рассказы от zvezer'a

02.10.2015 20:04

Люблю я Божьих Птичек Трели!
Любезны Сердцу Менестрели...
Стряхну небрежно каплю яд -
Мне попу жжёт губной помадой.

Re: Рассказы от zvezer'a

02.10.2015 20:16

Ну вот - дискуссия сорвлась. Пошёл административный ресурс.
В оригинале было "Й А Д У". Прими, Фанат, из рук Награду.
Не лезет Й А Д в Калашный Ряд. Укус москита - слону в зад.

Re: Рассказы от zvezer'a

02.10.2015 21:06

Боюсь, зарежут Менестрели. А то б ещё чуток попели.
Из Прозы приведу кусочек - что сдуру здесь вам напророчил.

Всадники Апокалипсиса
06 марта 2014 года.

Утопающий должен кричать. Тогда есть шанс.
Кстати, когда вас грабят - кричать тоже необходимо. Помогает.
А ещё лучше - дать в пах грабителю.
То же самое - при изнасиловании.

Иначе потом скажут - всё по согласию.

Год назад в марте 2013 года написал страшилку. Наверное я – пророк в своём Отечестве.
Прям распирает от гордости и тщеславия.

Живу себе потихоньку в гостеприимной Эстонии и дую на чужую, КРЫМСКУЮ воду.
Которую с большим удовольствием сейчас хлебают соотечественники-россияне.
Им Крым нравится. Особенно то, что тот станет вдруг российским. Прям уже.
"Спасибо Путину за это!"

Всех – аж захлёстывает. Люди – не чужие. Родня, друзья, знакомые. В России и Эстонии.
В Питере и Москве. Публика – не бомжи или там блатные жулики. Вполне приличная такая себе публика. Шапки с прохожих не снимает. Водку в магазинах не тырит. Одеколон не пьёт. Прилично зарабатывает. Нет им необходимости тырить мелочь по карманам. Денег хватает. Некоторые даже за границей побывали – в Белоруссии например. Болгарии. Кто-то даже на Канары слетал. Правда – в несезон, сэкономил. Но всё равно – мир – видели.
Широко открытыми глазами. А не через прицел калаша.
И ничего не приглянулось, что бы такого с собою прихватить.
"Хороша страна Болгария – а Россия – лучше всех." И тут вдруг – нате.
Такие эмоции. "Крым – российский!"
Хотя тот – украинский.

Аргумент железный – "Там живут русские. Там вообще много всяких русских. Включая и пресловутых евреев.
И их надо спасти от фашистов. Разного толка. Американских, немецких, еврейских и главное – от братских – украинских.
Ну ещё и город Русской Славы там в Крыму обитает – Севастополь. Так тот – вообще! Город-герой!
Герой Советского Союза живёт за границей на маленькую украинскую пенсию! Совершенно обнищал и ободрался!
Героя надо срочно вернуть на Родину! Из гуманных соображений!
В силу общечеловеческих ценностей, недоступных пониманию пиндосов и их ставленников – хрущёвских бандеровцев. Окопавшихся в лесах Закарпатья и не умеющих плавать по Чёрному морю.
На хрена им вообще Крым?

И кто защитит бедных хохлов от потомков Турецкого Султана?
От расплодившихся крымских татар?
Только русский Иван и Могучая, вставшая с мозолистых колен Россия.
"Россия – возродилась! А на Украине фашисты сжигают живых людей!"
Почувствуйте разницу!
Мы за мир!"

Аргументы настолько непробиваемые, что я торчу.
Головой кручу – смотрю на стрелку компаса. На календарь. Где я? Кто я?
К черту подробности – какая страна и какой век?
Девятнадцатый – понятно. Пушкин,"Клеветникам России". Толстой, "Севастопольские рассказы".
Двадцатый – Германия, "Майн Кампф".
Вопросов нет.

Или всё-таки двадцать первый ? От Рождества Христова? Единое Евразийское пространство от Аляски до Португалии, населённое косоглазыми гуннами и косомордыми скифами?
Собранное рукой Железного Канцлера – взбесившегося Полкана?

Народ русский – добрый и простой. Высокодуховный. Из бывших комсомольцев.
Поэтом ни истории, ни географии не знает. Умных книжек не читает.
Чтобы не пудрить себе мозги. Нужные для смотрения телешоу "Москва – звонят колокола".
По ком звонит колокол?

«Русь, дай ответ! - Нет ответа...»

Но вернусь к своему уже старому, повзрослевшему рассказику годовой выдержки.
"На смерть Березовского". Самоубившемуся в Лондоне. По версии Путина.
Ещё раз для слепо-глухо-немых пара-олимпийцев по уму.
Представляющих из себя цвет и лицо нации.
Повторяюсь:

ОЧЕРЕДНОЙ ДЕМОН. 24 марта 2013 года.

Хотел написать весёлый рассказик, а тут такое, тут такое... Кипр, Ким, Березовский...
Совет Безопасности России По Кипру...С Пу и Му. Ужас! Пугаю всех!

СТРАШИЛКА.
Вестники апокалипсиса.

Исторические параллели.

В мае 1606г был убит "Демон смуты" - Дмитрий-Лжедмитрий №1. Через год кровавая междоусобица захлестнула страну. "Тушинский вор" схватился с Шуйским, и понеслась.
С приглашениями повеселиться - казаков, поляков, шведов. Только татары были незваными гостями.
Май 1607. Всероссийская смута. КЛАЦ!
_ _ _ _ _

В декабре 1916г был убит Григорий Распутин - "Злой Демон" Дома Романовых. Через год в России брат пошёл на брата. Смута окончилась, когда израсходовали все патроны. Царские.
Октябрь 1917. Всесоюзная смута. КЛАЦ! КЛАЦ!

В августе 1940г был убит "Демон революции" - Троцкий.
Через год Сталин, уже активно участвовавший в вялотекущей Второй Мировой, сцепился в смертельной схватке со своим заклятым другом, союзником и единомышленником Hitlerом. Все предшествующие конфликты показались шалостями джентльменов.
Июнь 1941. Общемировая смута. КЛАЦ! КЛАЦ! КЛАЦ!


Март 2013. Смерть очередного "Демона" очередной смуты - Березовского.
Самоубился, лежит себе удушенный. Рядом аккуратно - белый шарфик.
А тут ещё Кипр и Юный Ким с саблей наголо.

Чего нам, крестьянам, ждать от весны 2014 - ???
Куда податься?

Масштабы русских смут со временем растут...
Неужели втянутся инопланетные "зеленые человечки" ?
КЛАЦ! КЛАЦ! КЛАЦ! КЛАЦ!

Или без них обойдёмся?

Отделаемся небольшим междусобойчиком с какой-нибудь парой-тройкой Хиросим?
КЛАЦ! И разбежались. Строить очередную Новую Россию и поднимать с колен то, что осталось.

Я - оптимист. Надеюсь, "зеленые человечки" мне только мерещатся.

Перед большим КЛАЦ! КЛАЦ! КЛАЦ! КЛАЦ! КЛАЦ! КЛАЦ!

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Сегодняшнее.

Кстати, дорогие россияне. Из-за своей Крысы - вы уже по уши в дерьме.
Не пора ли из неё сделать чучело? Как из Ленина? Самим?
В назидание потомкам?

Не доверять же эту эксклюзивную истинно-русскую махинацию злобным пиндосам?
Они вам сделают... Устроят самосуд Линча...
По образцу Нюрнберга...

Не перевелись же ещё Богатыри С Табакеркой на Земле Русской? Мартовские иды...
«Давай закурим, товарищ, по одной. Давай закурим, товарищ мой!»
Ударит крепкий табачок в голову. Оба-на!
Кирдык – и Чейн-Стоксово дыхание.
С непривычки.

Глядишь – и «зелёные человечки» в Крыму растают – как сон дурной Обкуренного Нацлидера.
Как утренний дымок от папиросы…
"Герцеговины Флор".
И всем – хорошо.

А не фиг из себя Наполеона Третьего строить - Маленькую Победоносную заваривать.
Француз долбаный.

Тот тоже с Крыма начинал делать карьеру Императора. Успешную. Поначалу.
Позорную – в итоге. Попал к немцам в плен.
В Лондоне окочурился. Сам.
Повезло, всё-таки.

Не каждому узурпатору такая удача.
Кстати - и не каждому народу.
Французам повезло.

Отделались Эльзас-Лотарингией и парадом Прусских войск в Париже.
В отличие от немцев. Тем - меньше счастье улыбнулось.
ВСЕМ - УДАЧИ.


Ну и ещё. Об УНИКАЛЬНОСТИ.

КОЛОРАДО. 05 .2014

Нет ничего нового под Луной. Всё было. Всё уже украдено до нас. Все Сюжеты. И жизнь снова крутит свою заезженную пластинку.

Грэм Грин. "Путешествие с тётушкой." Великолепная вещь. Зачитал до дыр. И забыл.
А сейчас – вспомнил. Точнее, жизнь прокрутила свою пластинку ещё раз и пронзительной нотой напомнила о пресловутом англичанине-пенсионере, его "тётушке" и приключениях в дебрях Амазонки. Вернее – Парагвая. Нам – по-фигу. Амазока-Парагвай-Уругвай. Всё равно так далеко не забраться. А он смог. Тётушка сподобила. И что он там увидел? Вверх ногами?
Радостный народ празднует День Победы. Под красными знамёнами партии "Колорадо".
Парад Ветеранов. Энтузиазм! Ликование! Апофигей! Все с красными флагами, красными бантами, женщины – в красных косынках. Даже носовые платки – красные. Портреты любимого руководителя с красной ленточкой.
Дань уважения Великой Победе, Великому Президенту и бессменно правящей партии Колорадо.

И вот на этом колорадском празднике иностранцу-англичанину приспичило чихнуть. Во время спича в честь Великого Вождя – президента Стресснера. Он чихнул, подумал: "Боже, как это не к месту!" Глупо засмеялся и высморкался в платок.
Для предотвращения дальнейшего чиха. Во время торжественной речи на иностранном для него языке. Забыв, что и его платок красного цвета. Цвета "Колорадо". Цвета Победы и Всего Самого Светлого для этого забытого Богом Парагвая.
За что сразу получил от патриотических аборигенов по сопатке. Они-то этого не забыли!
«Никто не забыт и ничто не забыто!» И захотели отметелить иностранного агента-маразматика.
Оскорбителя устоев и красного колорадского знамени.

Но здесь вам не тут! Это не Спарта! Ё! И тем более не Россия! Дали по сопатке один раз.
Этот гад, ползучий на четвереньках, начал разбитый нос лечить старым способом – снова сморкаться в колорадский красный платок. Видят – не действует. Товарищ не понимает! Прекратили гуманный самосуд и сдали в полицию.
Правовое государство! Стресснеровская диктатура! Тожество закона и справедливости!

Народ решил – пусть его там лучше расстреляют, чем он здесь будет свои сопли Святыней утирать.
Разрешили встать англичанину с колен.

«Его поймали, арестовали, велели паспорт показать.» Он из широких штанин достал им английскую паспортину – и получил ещё раз по сопатке. Уже от полиции. Но не больно, символически. Для избежания повторения кощунства при стечении широких народных масс. Чтобы не подавал, гад плохой пример. Не сморкался в платок цвета "Колорадо". Своими кровавыми соплями. В Красный Символ эпохи Возрождения. Возрождения Парагвая и его вставания с колен после войны с Уругваем. Или там ещё с кем. Я Латиноамериканскую географию и историю – слабо знаю. Знаю лишь, что враг был коварен и силён.
Но бойцы под Красным Знаменем ему вломили. Наваляли – и вот уж сколько лет празднуют Великую Победу Колорадо.
Всего хорошего над всём плохим.

И они даже неразумного англичанина-иностранца простили. Объявили амнистию вместо расстрела. Помурыжили немножко в тюрьме – и сдали на поруки наивному агенту ЦРУ. Тот, змей, за него поручился. Хотел сделать из него своего прислужника. По запросу интерпола. Но пролетел.
А парагвайцы всё равно всё правильно сделали – наш герой исправился. Занялся традиционным парагвайским бизнесом – контрабандой сигарет и наркотиков. С помощью самолёта и местных профессионалов-патриотов.
Тамошних Бутов и Ярошенко. Вопреки проискам ЦРУ.

Стал уважаемым человеком. Обрёл престарелых родителей, отчий парагвайский дом. Соблазнил себе юную невесту, красавицу – дочку Главного Таможенника. И Всё это под Красным Знаменем партии "Колорадо"!

Вот что значит правильно выбранные жизненные ориентиры! Даже в пенсионном возрасте!
Жизнь засияла новыми яркими красками. Цвета "Колорадо".

Как и у всех нас таперича. Будем веселиться, юноши. Союз Воскрес!
Буквально, вместе со Спасителем. Спаси нас всех, Господи!
Цвета "Колорадо" – модный бренд сезона.
Не только украинского.
Весь мир на ушах.

ГРЭМ-ГРИН! ГРЭМ-ГРИН! ГРЭМ-ГРИН!
Читайте классику, гаждане-неграждане, господа-товарищи!
Повышайте культурку! Вас ждут "Сила и Слава"

"Знание – сила". Слава КПСС! И партии "Колорадо" – тоже слава!
Хоть она и затерялась в джунглях Парагвая.
Это такая Нигерия Латинской Америки.
Россия тропиков.

Я бы сказал - Гондурас. Но у классика-основоположника - Парагвай.
Парагвай, так Парагвай. Но на Гондурас всё-таки похоже.
Всё время чешется.

Всем Спокойной Ночи. Пошёл купаться. Полоскать Парагвай.

Re: Рассказы от zvezer'a

03.10.2015 05:49


На сруб чистейшего колодца к нам графомана черт занес,
И нам лечить теперь придется зловонный звезерский понос.
Тут стеб и глупость в каждом слове, убог и гнусен каждый стих…
Не Быков и не Шендерович, а лишь пародия на них.